Зверь-Elay Felsenheimer

Глава 8

Герман проснулся посреди ночи и, открыв глаза, едва не закричал от страха. Комната была ему не знакома, а кругом царил такой мрак, что парню показалось, что возможно, его похитили и заперли в подвале, чтобы после убить. Подскочив на кровати, парень хотел закричать, а потом ощупал постель, на которой спал, и успокоился. Он находился в какой-то комнате, это явно не был подвал.

Через несколько секунд, когда глаза привыкли к темноте, ему удалось разглядеть шкаф, стол и кресла, стоящие у окна. Сквозь большое окно, через темные занавески, все-таки пробивался слабый свет от фонарей, и парень встал, подойдя к окну. Бросив взгляд на площадь и город, который было видно, как на ладони, парень понял, что находится недалеко от центра, в одном из самых лучших спальных районов города.

Только сейчас парень почувствовал, что на нем надета великоватая для него футболка и нижнее белье. Где была одежда и обувь, парень понятия не имел, как и то, кто его переодел и вообще привез сюда. Герман подошел к двери комнаты и медленно открыл ее, выглядывая в коридор. Выйдя из спальни, парень пораженно замер на месте. Весь зал был освещен огромной люстрой и множеством маленьких лампочек. На полу была постелена ковровая дорожка, ведущая к роскошной лестнице.

Босиком топая по мягкому ковру, юноша подошел к лестнице и дотронулся кончиками пальцев до перил. На втором этаже никого не было, омега решил спуститься вниз, чтобы разведать обстановку. Быстро и бесшумно спускаясь по лестнице, Герман остановился, рассматривая множество комнат. Входить в каждую комнату, чтобы найти хоть одну живую душу, не хотелось. Да и неприлично это было!

Услышав внезапно появившиеся голоса, доносившиеся из гостиной, омега не спеша пошел туда. Страх и волнение, конечно, держали его в напряжении. Остановившись перед дверью, он слегка приоткрыл ее и, посмотрев в щелочку, увидел, что в кресле, спиной к нему, сидит человек, а перед ним стоит самый настоящий дворецкий, словно из исторических фильмов! Герман несмело открыл дверь и вошел в гостиную.

Константин отдал распоряжение Джованни, чтобы тот проверил юношу, как дверь с тихим скрипом открылась и мужчина, развернувшись, увидел омегу, стоящую у дверей. Стоило ему взглянуть на Германа, как альфа потерял дар речи и вообще забыл, что нужно говорить и делать.

Герман с растрепанными волосами, сонным видом и в его белой футболке сейчас выглядел еще младше, меньше и хрупче, чем показался в первый раз. Его худые, стройные длинные ножки притягивали восхищенный взгляд альфы, который, казалось, никогда не смог бы налюбоваться им. Из ступора его вывел голос дворецкого:

— Господин? — мужчина коснулся рукой плеча альфы. — Господин, что прикажете?

— Джованни, вели приготовить ужин для нашего гостя и пусть все подадут сюда.

— Да, сэр — произнес мужчина и поспешил покинуть гостиную.

Герман продолжал стоять на месте, сжимая в руках края футболки. Константин нежно улыбнулся и встал, а после, подойдя к омеге, молча взял его на руки и аккуратно посадил на диван с ногами, укрыв теплым пледом.

— Скажи мне, как ты себя чувствуешь?

— Я… Вы? — растерялся омега, не зная, с чего и начать.

Его очень удивлял этот человек. Герман не знал, почему альфа так себя ведет, и какое оправдание можно дать такому поступку. Сначала он его унизил, оскорбил при всех, а теперь решил позаботиться о нем? Герману хотелось и поинтересоваться о резкой смене настроения альфы, и одновременно высказать ему все то, что он о нем думает, а так же поблагодарить его. Ведь если бы Герман потерял сознание там, на улице, кто знает, что бы с ним было…

— Ты потерял сознание, и я решил привезти тебя к себе. Твои родители бы волновались, если бы увидели тебя в таком состоянии, верно?

Герман лишь кивнул.

— Валентин позвонил твоему папе и сказал, что ты остался переночевать у него и уже спишь, поэтому он не стал тебя будить. И твой папа поверил.

— Валентин, а он…

— Я ему приказал это сделать. У тебя была сердечная аритмия. Доктор осмотрел тебя и сказал, что теперь тебе ничего не угрожает, но не стоит пренебрегать своим здоровьем. Ты мало ешь и спишь, а еще постоянно испытываешь стресс, что вредно для молодого организма.

— А вам какое дело до меня и моего здоровья? — немного грубо спросил омега. Ему стало неприятно от того, что его кто-то осматривал и трогал, пока он был без сознания.

— Если ты думаешь, что я так легко о тебе забуду, то ты ошибаешься. Я обещал превратить твою жизнь в ад и мне нужно, чтобы ты был здоровым.

— Но вы же понимаете, что тогда… — растерянно произнес Герман.

— Я буду сам уничтожать тебя — твердо ответил Константин.

— Ясно. Что же, я больше не буду пытаться выяснить причину такой внезапной ненависти ко мне, но я даю вам слово, что я буду бороться с вами! И знайте, что не все можно купить за деньги!

— Абсолютно все, Герман. Я лишил тебя работы. И с такой же легкостью я могу лишить тебя дома, родителей, здоровья и даже жизни. Все можно сделать в этом мире, если ты богатый и влиятельный человек.

Герман укусил нижнюю губу, чтобы не сказать ничего лишнего, ибо слова этого мужчины действительно пугали. Неужели он сможет сделать это с ним?

— Что вы хотите от меня? — обреченно прошептал омега.

— Я предлагаю тебе заключить сделку. Ты будешь работать в моем ночном клубе. Если протянешь месяц, то я отпущу тебя, а если же нет, и ты сам пожелаешь уйти, то тогда… — Константин замер, как бы придумывая для себя сладкий приз, хотя он давно знал, чего хочет получить от этой омеги.

Герман сжался от страха и в этот момент в комнату вошел Джованни с подносом на руках. Расставив все блюда и пожелав приятного аппетита гостю, он поспешил удалиться. У Германа аппетит не то, чтобы пропал, а вообще не мог появиться в этом доме. Теперь все здесь его пугало.

— Ты подаришь мне ночь с тобой

— Подарю ночь? — удивился омега, пока не совсем понимая, что имеет в виду альфа.

Мужчина на это лишь лукаво улыбнулся и, облизнув сухие губы, пошлым взглядом осмотрел мальчика. Тогда до Германа дошло, что он имел в виду. Страх еще больше сковал сердце, но юноша пытался держать себя в руках. Никогда не стоит показывать зверю свой страх, иначе у тебя не будет ни единого шанса на спасение.

— Ну, так что?

— А если я не соглашусь?

— Ты так сильно не уверен в себе? — засмеялся альфа. — Тогда же я просто не оставлю тебя в покое, пока ты сам не приползешь ко мне. И начну я с твоих родителей, друзей… любовников — брезгливо произнес Константин.

— Почему же ты мне не веришь? Почему считаешь меня таким?

— Потому что все омеги из твоего круга продажные и жалкие.

Герман хотел ответить, но в самый последний момент промолчал, а мужчина тем временем продолжил:

— У тебя всего три дня на то, чтобы все обдумать. Когда я позвоню тебе, ты должен будешь дать мне ответ. Если же нет, то пеняй на себя. А теперь немедленно ешь и Джованни проводит тебя в твою комнату. Завтра тебя отвезут домой.

***

На часах было три часа ночи, но омега до сих пор не мог заснуть. Он нервничал, переворачиваясь с одного бока на другой. Все здесь казалось ему жутко неудобным, холодным и страшным. А еще его пугала темнота. Быстро встав, омега вышел из спальни и, увидев свет, немного успокоился, но теперь истерика от отчаяния снова поглотила его. Сев на пол, юноша обхватил себя руками и закрыл глаза.

«А что если с моими родителями что-нибудь случится? Что я тогда буду делать? Как я буду жить без своего папы? Кто будет будить меня по утрам своими вкусными завтраками? Кто будет рассказывать о проделках, которые я вытворял в детстве? К кому я буду обращаться, если мне захочется поплакать или попросить совета? Кому я нужен, кроме своих родителей? Никому. Они мои самые близкие люди и я не могу допустить, чтобы с ними что-нибудь случилось из-за меня…»

Джованни медленно поднимался по лестнице, и ему с нетерпением хотелось оказаться в своей постели, когда он увидел гостя, сидящего на полу. Мальчика трясло от холода и истерики, которую он старался подавить. Джованни всегда знал, что его господин был очень жестким, но справедливым человеком. Вот только его волновало, что такого натворило это дитя, чем так разгневало мистера Понтиса?

— Вы в порядке? Вам нужна моя помощь? — ласково спросил мужчина и помог мальчику подняться.

— Где Константин?

— Господин Понтис отдыхает в своей комнате. Вон та дверь — мужчина указал на комнату альфы, и Герман, поблагодарив его, забежал в свою комнату. Джованни удивился такому поведению, но не стал лезть не в свое дело и отправился отдыхать.

***

Константину тоже совсем не спалось этой ночью. Он только и делал, что думал об омеге, что одновременно волновало и нервировало его.

«Почему мне становится так плохо, когда я его вижу таким? И зачем я всегда пытаюсь его обидеть? Даже если он такой… нет, он просто не может быть таким хорошим и подлым одновременно. Наверняка, он со мной играет в какую-то игру» упрямо пытался доказать себе альфа. В глубине души он хотел оправдать омегу, но как забыть то, что он видел?

«Валентин одна из самых популярных шлюх в ресторане Стива. Он лучший друг Германа и именно он же пригласил своего друга туда работать. Скажи мне кто твой друг, и я скажу тебе кто ты… Еще и этот Альберт… они встречаются? Они спали? Любит ли он его?».

Теперь же, начиная злиться на себя самого, мужчина приказал себе заткнуться и просто попытаться поспать. Его не должно это волновать. Он и так добьется своего рано или поздно. Ему очень понравился этот омега, и он получит его так же, как и всех остальных. Через некоторое время, когда альфе почти удалось заснуть, раздался стук и кто-то, открыв дверь, тихо зашел в его спальню.

— Константин, ты спишь? — альфа быстро включил ночник и, не веря своим глазам, уставился на омегу, который смотрел в пол, держа в руках подушку.

— Что ты здесь делаешь? — тихо спросил он, еще не зная, как ему реагировать на такое поведение омеги.

— Я боюсь спать один в темноте, и эта комната меня пугает. Можно я… посплю с тобой?

— Что? Это такой способ, чтобы задобрить меня?

— Нет, я просто боюсь спать один в темноте… — только сейчас, рассматривая омегу внимательнее, мужчина заметил его красный нос и заплаканные глаза.

Мужчина несколько секунд смотрел на него, а потом, откинув одеяло, стал ждать, пока омега заберется в постель. Удобно устроившись в теплой постели, омега уткнулся лицом в подушку. Он не понимал, почему поступил так. Но сейчас ему не было стыдно. Просто ему было страшно, и он действительно боялся темноты и одиночества. Герман быстро стал погружаться в сон от того, что постель была очень теплой, и он был не один. И пусть Герман боялся альфу, сейчас он был уверен, что Константин не тронет его, ведь у него было столько возможностей.

— Константин?

— Да? — тихо отозвался альфа.

— Я сделаю все, что ты захочешь, только не трогай моих родителей. Я говорю тебе да — сказал омега, прежде чем погрузился в сон.

Константин открыл глаза и посмотрел на омегу. Тот выглядел усталым и запуганным. Альфа осторожно склонился над ним и нежно поцеловал его в висок, после укрыл вторым одеялом и откинулся на подушки. Он не знал, что теперь делать, но чувствовал, что уже не сможет так просто отпустить эту омегу, даже если проиграет сделку.


Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net