Зверь-Elay Felsenheimer

Глава 6

Герман вытер заплаканные глаза и поднялся с пола. Подойдя к двери, он аккуратно выглянул в коридор и, увидев, что там никого нет, бегом проскользнул в ванную комнату, быстро закрыв за собой дверь на замок. Подойдя к умывальнику, омега посмотрел на собственное отражение в зеркале и едва сдержался, чтобы снова не заплакать. Выглядел он жалким, измученным и растрепанным.

Сегодня утром он проснулся от звонка главного директора, который довольно холодно, не объяснив причин, сообщил, что он уволен, а заработная плата этого месяца будет переведена на его счет, поэтому в офис приходить не стоит. Парень около минуты сидел в постели, пытаясь проснуться и понять смысл сказанного, а стоило вспомнить вчерашний вечер, как омега не сдержался и, сев на пол, начал тихонько плакать.

— Почему я такой невезучий? Что мне теперь делать? — тихо он спрашивал себя в перерывах между плачем.

В ванную постучали, и Герман нервно вздрогнул, включив кран.

— Занято!

— Герман, сынок, все в порядке? Ты не заболел?

— Нет, все хорошо.

— Ты сегодня не собираешься на работу? Уже начало девятого.

— У нас сломалась аппаратура и сегодня мы не работаем — соврал парень, впившись ногтями в потные ладони.

— Ну, хорошо, тогда умывайся и садись кушать, на стол я накрыл. Мы уезжаем с отцом в больницу, а потом по рынку пройдемся, купим продукты.

— Хорошо.

— Ах, еще кое-что! — воскликнул омега за дверью. — Сходи в нашу аптеку и купи папины лекарства, список я оставил на столе. Если не будет, позвони мне, мы сами купим.

— Ладно, папа.

Герман просидел в ванной еще минут десять, а когда родители вышли из дому, наконец вышел и прошел на кухню. Аппетита совсем не было, настроения, тоже, и парень не знал, что ему делать дальше. Обманывать родителей он никак не мог, а расстраивать своим увольнением не хотел, поэтому решил сегодня поискать хоть какую-нибудь работу. До учебы еще осталось почти полгода и все это время он просто не мог сидеть на шее у родителей. Кое-как позавтракав, одевшись и собравшись, парень не спеша вышел из дому, идя по тротуару и думая о вчерашнем вечере.

‘И хорошо, что вчера все так случилось! ‘ — пронеслось в голове юноши. ‘По крайней мере, я решил одну проблему, и этот мужчина навсегда исчез из моей жизни. Теперь я буду думать только о настоящем и о реальных проблемах. Ведь он только и делал, что отвлекал и путал меня’.

Пытаясь убедить себя, что так намного лучше, Герман лишь надеялся на то, что сегодня ему повезет и он сможет устроиться на работу, а дальше все наладиться и будет намного легче.

***

Джексон уже около минуты стучался в комнату друга, но тот либо крепко спал, либо предпочитал игнорировать его. Не выдержав, Джексон открыл дверь в спальню и, пройдя внутрь, нахмурился, разглядывая жалкое для себя зрелище.

Вся одежда, документы, ваза и другие вещи были разбросаны по полу, пепельница была полна окурков, хотя альфа никогда не выкуривал столько сигарет за день, бутылки со спиртным стояли везде. Константин сидел на краю кровати, переодетый в спортивный светло-серый костюм, смотря в одну точку. Лицо его было злым, а он весь напряженным, отчего друг не решался сначала заговорить с ним.

— Чего тебе?

— Какого черта тут произошло? Ты устроил вечеринку с демонами? Тебе стало легче?

— Оставь меня.

— Чтобы ты помимо комнаты, целый особняк угробил? Нет, спасибо, мне еще жаль Джованни и прислугу этого дома, — мужчина подошел к альфе, помогая ему встать с кровати. — Вставай, ты не можешь сидеть здесь целый день и бухать, как герой-любовник, которого бросили.

— Этот маленький оборванец отказал в свидании, предпочтя мне какую-то грязь!

— А я ведь предупреждал тебя, что эти омеги такие. Они ведутся на деньги, балаболя о любви и прочей ереси, а как только ты отворачиваешься, тут же раздвигают ножки перед очередной любовью.

Константин вырвался из рук друга и, закричав от гнева, схватил первую попавшуюся под руку бутылку и бросил ее о стену.

— Ну почему все так? Джексон, почему у меня всегда все так? Что мне сделать? Стать бомжом или инвалидом? Что сделать, чтобы мне попалась приличная омега?

— Жить дальше и искать среди своего круга. Хотя бы не заразишься какой-нибудь гадостью. Наверняка, этот попрошайка сейчас сидит и ожидает, когда ты приедешь к нему с цветами и конфетами, вереща о любви…

— Нет, Джексон, этого больше не случится. Я не могу наступить на одни и те же грабли дважды! — прошипел мужчина. — Я превращу его жизнь в ад, и очень скоро он присоединится к Михаилу!

Джексон лишь усмехнулся, но решил опустить эту тему, чтобы не злить друга еще сильнее. Если Константин в порыве злости обещал себе или же врагам что-нибудь подобное, то рано или поздно всегда добивался того, чего желал.

— Слушай, давай немного отвлечемся от этого? Ты ведь не собираешься впасть в депрессию? Давай-ка лучше, навестим нашего старого приятеля Стива? Развеемся, отдохнем, выпьем, что ты думаешь? Заодно и осмотрим обстановку, наведем справки. Не нравится мне в последнее время то, что он начал понемногу скупать наши акции.

— Он скупает наши акции? — удивился Константин, понимая, что за последнее время упустил довольно много.

— Под видом других малоизвестных компаний, которые открывает сам же.

— Ты прав, мне надо бросать эту хрень, иначе я сопьюсь. Было бы еще из-за чего… Ладно, давай сегодня вечером поедем, а пока мне нужно дом в порядок привести.

— И себя обязательно тоже — добавил альфа, выйдя из комнаты друга.

‘Почему я так убиваюсь из-за этой омеги? Неужели он так сильно на меня влияет? Он так резко ворвался в мою жизнь и теперь считает, что может все перевернуть во мне? Нет, этого не будет. Я просто забуду и буду жить дальше. Будто его никогда не было. И все вернется на свои места’ — стоя под струями душа, думал мужчина.

Приведя себя в порядок и переодевшись, Константин вошел к спальню и подошел к рабочему столу, взяв зеленую папку. Сжав ее в руке, он, недолго думая, спустился на первый этаж, в гостиную, и бросил папку в камин, дожидаясь, пока все не сгорит до тла. Только после этого он уверенной походкой и с легкой улыбкой на лице, смог выйти из дому.

***

Выйдя из аптеки, Герман подошел к ближайшей лавочке и присел. Погода была более-менее сносная, а домой возвращаться вообще не хотелось. Конечно, на душе хоть и немного, но стало легче. Вот только что теперь делать с работой, парень не знал. У него не было высшего образования, а еще и тот факт, что он был омегой, могло усложнить поиск работы.

— Привет, Гера! — парень бросил взгляд на Валентина, уж и не зная, как себя повести. Объясняться на счет истории с Альбертом и Константином совсем не хотелось, в голове сейчас были совсем другие мысли и переживания.

— Привет. Что ты тут делаешь?

— Сегодня привозили новые столовые приборы, нужно было отписаться. А ты?

— Был в двух аптеках, но так и не нашел лекарство для отца — парень сказал название препаратов, а Тин лишь улыбнувшись достал из сумки одну упаковку.

— Вот, возьми. Я все равно купил две, это были последние. Мне сказали, что новую партию привезут только в понедельник.

— Спасибо тебе — Герман взял коробочку, и они, не торопясь пошли домой. Валентин все время поглядывал на друга, а потом не выдержал напряженного молчания и все же спросил:

— Гера, у тебя что-то случилось?

— С чего ты взял?

— Ты выглядишь очень… странно. Альберт обидел тебя? Он сказал мне, что пригласил тебя в кафе. Как все прошло? — Герман остановился и посмотрел на друга.

Ему не хотелось врать близкому другу, но и правду он говорить не желал и, сказав лишь, что все прошло нормально, очень надеялся, что Валентин больше не станет задавать вопросов на эту тему.

— Тогда почему ты такой грустный и задумчивый?

— Сегодня утром мне сообщили, что я уволен — прошептал омега, чувствуя, что сейчас расплачется, но после сделал глубокий вдох и, зажмурив глаза, попытался успокоиться.

— Но почему? Ты ведь говорил, что начальник очень хвалил тебя!

— Да, я проработал там почти полгода и не понимаю, что пошло не так. Мне даже ничего не объяснили. Перевели зарплату на карточку и даже в офис запретили заходить. Я посижу еще немного на свежем воздухе, мне не хочется идти домой. К тому же, я думал походить где-нибудь и поискать работу. Не хочу расстраивать родителей или врать им.

— Слушай, а может быть, ты пойдешь работать к нам в ресторан?

— К вам? — удивленно спросил парень.

— Да, а что такое? — не менее удивленно ответил друг. — Ты у нас уже был, все знаешь и даже помогал нам, а когда мы все вместе оформляли зал? Я поговорю сегодня с начальником, а потом сразу же позвоню тебе.

— А если меня возьмут, и я не справлюсь?

— Быть официантом не просто, но не сложно для тебя, ведь ты уже многое знаешь. К тому же, ты не будешь там один. У тебя есть я, ты знаком с Альбертом и Романом. У нас там еще работает много омег, я тебя со всеми познакомлю. У нас хороший и дружный коллектив, и мы почти все ровесники. Не волнуйся, найдем общий язык!

— Правда? Спасибо тебе, что бы я без тебя делал! — Герман с радостью обнял друга и поцеловал его, не сдерживая веселого смеха.

— Не приставай, противный! — в шутку и кривляясь, ответил Тин, подхватив его смех. — Ладно, пошли домой, прохладно все-таки. Попьем чай, а сегодня я после обеда забегу на работу и поговорю с начальником.

Герман лишь кивнул головой, не переставая счастливо улыбаться. Радость плескалась внутри души и омега лишь надеялся, что сегодняшний день будет его днем. Парень с благодарностью посмотрел на лучшего друга, который пришел на помощь в один из трудных моментов его жизни. Подхватив Тина под руку, они не спеша пошли домой.

***

После обеда, как и обещал, Тин позвонил Герману и сказал, что его с удовольствием примут на работу, надо лишь оформиться. Начальник уже был знаком с Германом и остался доволен парнем, да и коллектив был не против, поэтому никаких проблем возникнуть не должно было.

Тем же вечером парень стоял переодетый в форму, и до сих пор не веря, что все прошло так быстро и легко. Для начала ему сказали, чтобы он просто осмотрелся вокруг и понаблюдал за работниками, но так как у омеги уже был небольшой опыт, он сразу же принялся помогать ребятам. За первые два часа ему удалось получить несколько довольно хороших чаевых. Ресторан этот был для богатых людей, которые любили и могли себе позволить роскошь. Заведение находилось недалеко от центра, и посетителей здесь было всегда много. Герман порадовался тому, что все гости, которых он обслуживал, были очень вежливыми и приличными людьми.

После десяти вечера Герман стал замечать, гости, сидевшие до этого в главном зале, стали переходить во второй корпус. Что там происходило, парень не знал, так как на каждый корпус имелось свое количество сотрудников, но омеге не сложно было догадаться, что, скорее всего, там, после сытного ужина, гости отдыхали и, возможно, участвовали в каких-то развлекательных программах. Валентин вышел из кухни, с усталой улыбкой подойдя к другу.

— На сегодня твой рабочий день закончен. Зарплата будет приходить за каждый день на карту. Чаевые твои.

— А ты останешься работать всю ночь? — удивленно спросил Герман.

— Второй корпус работает почти до полуночи, так что мне еще придется попотеть.

— Ты по ночам там работаешь?

— Да, но только потому, что из этого выходит очень хорошая сумма, а она мне нужна, сам понимаешь.

— И что же там нужно делать?

— Также обслуживать посетителей. Просто… — Тин подошел ближе к Герману и тихо добавил. — Там работают стриптизеры, а так же омеги, которые…

— Омегам платят деньги за то, чтобы они… — глаза Германа расширились от удивления, ведь ему никогда прежде не приходилось слышать или видеть подобные вещи.

— Если хочешь, я могу показать тебе, как там работают. Может быть, ты тоже иногда сможешь работать там по ночам. От нас многое не требуется, зато платят хорошо.

Герман был против подобного предложения, но ему нужны были деньги, поэтому он решил, что если посмотрит, то ничего ужасного в этом не будет. Кое-как согласившись со своими мыслями, юноша покорно последовал за другом, надеюсь, что из этого ничего дурного не выльется.

***

— Константин, дорогой мой! — вяло и почти неразборчиво мямлил Стив. — Поверь, это очень выгодная сделка и уверяю тебя, если ты согласишься, то тогда… — мужчина взял бутылку виски и стал жадно пить прямо из горла, из-за чего выпивка пролилась на его одежду.

Константин лишь поморщился, а Джексон засмеялся. Какой же идиот этот Стив! И как ему удавалось сохранять свой бизнес, будучи таким невнимательным, неуклюжим и несерьезным? Или же это только по ночам он позволял себе подобное? Альфа отвернулся от мужчины и взглянул на омег, которые плавно покачивали бедрами, привлекая к себе клиентов.

«Совершенно скучно. Однообразно. Дешево»

Константин взял стакан и, щелкнув, позвал официанта, а когда хотел сделать заказ, слова застряли у него в горле. Перед ним стоял Герман.


Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net