Зверь-Elay Felsenheimer

Глава 4

Всю следующую неделю, долгую, по мнению Германа, неделю, он только и делал, что думал о предложении Константина. С одной стороны, предложение было очень заманчивым и в подсознании парня находило отклик и желание пойти на эту встречу, но с другой стороны интуиция и какое-то неприятно чувство тревоги и страха постоянно путали, из-за чего, он на день по несколько раз менял свое решение. Мужчина никак не давал о себе знать, но Герман только позже понял, что они даже не обменялись номерами телефонов, и радовало в этой ситуации то, что Константин не додумался приехать к нему домой. Страшно было бы подумать, как бы родители удивились этому!

Странным в этой истории парню казалось многое. Мужчина явно не бедный, на дорогом автомобиле по непонятным причинам оказался в одном из бедных районов города, спас его от маньяка, а теперь проявлял к нему слишком много внимания. С чего это вдруг? Герман понимал, что модельными данными не обладал, образован не был и ничем не мог привлечь мужчину другого социального слоя. Поэтому предложение альфы немного настораживало. Мало ли что могло быть на самом деле, и какие планы были в голове незнакомого мужчины.

— Что же мне делать? — задавал себе один и тот же вопрос по несколько раз на дню, так и не дав себе четкого ответа. Парень бросил взгляд на часы, висящие на стене. — Ох, опять начало седьмого.

Выключив компьютер и встав из-за рабочего стола, омега приятно потянулся и зевнул. Как обычно, его попросили задержаться, чтобы сделать распечатки за неделю, хотя этим должен был заниматься секретарь! Быстро одевшись, он попрощался с оставшимися в кабинете коллегами и поторопился домой.

Погода сегодня была хуже, чем обычно. На улице неприятно моросило, а ветер был бешенным, гоняя тучи. Тонкая курточка совсем не спасала от холода, и Герман пожалел о том, что не надел сегодня пальто. Парень обнял себя руками, ускорив шаг. Руки и нос уже через несколько минут стали замерзать, клубки пара учащенно вырывались изо рта. Идя по тротуару, он то и дело, что постоянно оглядывался по сторонам. От пугающих мыслей отвлек телефонный звонок.

— Привет Тин. Как ты?

— Привет, Герман. Мне уже лучше, а ты как? Ты уже дома?

— Нет, иду домой. А ты чем занимаешься? — спросил Герман, и еще раз обернувшись назад, вновь ускорил шаг.

— Да вот, валяюсь без дела. Слушай, я сначала не хотел лезть к тебе с расспросами, но все же не могу удержаться. Как и где ты успел познакомиться с Константином?

— Ну, мы познакомились почти две недели назад. Он остановился у ‘Черного Ежика’, а я как раз шел домой и дождь начался. Он предложил меня подвезти, а я не смог отказаться. Вот так и познакомились.

— Надо же? — с недоверием в голосе, спросил Тин.

— Давай потом поговорим про это? — закатив глаза, простонал омега, переходя с тротуара. — Неужели других тем нет?

— Есть, конечно, просто мне интересно стало. Что он делал в том районе, если живет в центре и имеет свою компанию?

— Ты думаешь, я посмел бы спросить его об этом?

Парень подошел к обочине, собираясь перейти дорогу, как вдруг из-за угла выехала машина и остановилась прямо перед ним.

— Конечно, нет, но я подумал, что он рассказал тебе об этом. А о чем вы говорили? — послышалось с другого конца. — Гера? Ты меня слышишь?

Дверь автомобиля открылась, и из машины вышел Константин. Омега искренне удивился, но постарался не подавать виду, вслушиваясь в слова друга.

— Я потом позвоню, когда приду домой, ладно?

— Ладно, извини. Что-то я слишком перегибаю палку. Когда придешь, позвони, чтобы я не волновался. И обязательно расскажи мне обо всем!

— Хорошо, целую тебя — быстро попрощался омега, спрятав телефон в кармане куртки.

Сегодня Константин выглядел иначе, чем юноша видел его до этого. На нем были слегка потертые черные джинсы, кожаная черная куртка поверх голого торса и полный ‘творческий беспорядок’ на голове. Вместо BMW X5 на которой до этого ездил молодой мужчина, теперь была Audi R8 V10 цвета стали.

— Добрый вечер — тепло поздоровался мужчина, подойдя ближе.

Герман лишь кивнул, улыбнувшись. Его смутил внешний вид альфы. Он впервые видел перед собой полуголого мужчину. Теперь, когда Герман мог рассмотреть его прекрасное тело, он не знал, сможет ли отказать альфе, если тот вспомнит о своем предложении.

‘А может, это вообще не плохая идея? ‘ промелькнула мысль в голове. Почему он сам себя отговаривает от этого? Ведь если бы Константин задумал что-нибудь нехорошее, он бы уже давно мог исполнить задуманное. Стоит ли себя так накручивать?

— Я как раз катался по городу и вспомнил о вас. Мне захотелось увидеть вас и вот, как мне повезло.

— Я обычно в это время всегда иду домой. Ну, когда не задерживаюсь по работе.

— Я вас подвезу, садись — Константин не стал дожидаться каких-либо слов и, схватив юношу за руку, повел к машине. Быстро открыл дверь и бережно усадил парня, не забыв пристегнуть ремни безопасности.

В этот раз они ехали не спеша, и Константин при каждом удобном случае внимательно рассматривал Германа, который не знал, куда ему деться от смущения.

— Как поживает ваш друг? — вдруг спросил альфа, и Герман, сделав глубокий вдох и слегка запинаясь, ответил:

— С ним все в порядке. Он звонил мне только что.

— Звонил? Вы не виделись с того дня?

— Нет, но он сказал, что с ним все хорошо и чтобы я не волновался. Думаю, на днях мы с ним встретимся.

— А что на счет нашей встречи? Вы подумали над моим предложением?

В салоне повисла тишина. Герман не знал, что ему ответить, а потому кусал губы и внимательно рассматривал здания, делая вид, что: то ли занят, то ли не расслышал.

Константин же терпеливо ждал. Будь его воля, то он давно взял бы эту омегу, и если бы понадобилось, использовал силу, но было одно но, которое постоянно его останавливало. Нет, Константин никогда себя не оправдывал. Он любил деньги, власть, разврат, алкоголь, скорость и жизнь без всяких правил. Его полностью устраивал образ его жизни. Днем он был успешным бизнесменом, а ночью одним из плохих парней. Его семья им гордилась, он прекрасно справлялся с семейным бизнесом. И еще у него был младший брат омега, одногодка Германа, которого альфа безумно любил, выполняя любой каприз брата.

Так же у него были очень хорошие и преданные друзья. Их было немного, но они были проверенными людьми, которые часто помогали ему и даже не раз спасали жизнь. Однако идеальных людей не бывает и альфа так же относился к этому списку. Ему нравился его разгульный образ жизни. Он управлял ночным клубом и борделем, который пользовался огромной популярностью в его круге. Правда, об этом увлечении знали не многие. Лишь Джексон — его самый лучший друг и верный помощник.

Константин любил алкоголь, омег и иногда даже увлекался легкими наркотиками, но всегда в разумных пределах. Он умел себя контролировать, чем всегда удивлял остальных. Нет, у него не было зависимости, и он мог легко отказаться от своих увлечений, но на данный момент таковых причин не было, поэтому мужчина наслаждался своей жизнью.

Омеги. Ему было шестнадцать, когда он думал, что влюбился. Это была лишь влюбленность, но тогда мальчику казалось, что это будет раз и навсегда. Он был в одиннадцатом классе, когда к ним перевели омегу по имени Михаил. Эта омега была действительно великолепна. Красивые длинные, белокурые локоны, большие карие глаза, нежная фигурка и эта скромность, румянец на щеках и этот застенчивый взгляд. Если бы он только знал, что прячется за этой ‘невинностью’.

Михаил, как вскоре выяснилось, оказался той еще шлюхой. Охотник за богатыми кошельками. Он обманул Константина, вешая лапшу на уши и говоря о любви, которой и вовсе не существовало. После того случая, Константин перестал верить в любовь. Он считал, что есть только страсть, привязанность, взаимопонимание и зависимость, но не любовь. Ее попросту не существует. Мужчина усмехнулся. Из-за этой твари он сошел с нужного пути, и только его семья помогла ему пережить этот сложный для него период. Он улетел учиться заграницу и вернулся спустя семь лет. А когда вернулся, то отомстил…

С тех пор он перестал уважать омег и во всех видел лишь жалких шлюх, которые искали богатых папиков. Но Герман… сначала он показался ему обычным оборванцем, а таких людей… вернее такой сброд он ненавидел еще больше, чем шлюх.

Увидев его впервые, мужчина подумал, что этот мальчик такой же, как и все, а может еще и наркоман. Что омеге делать в темном переулке, да еще и в такое время? Когда он увидел, как на него напал тот ублюдок, решил, что этот маленький идиот сам виноват. Однако что-то в сердце неприятно закололо, и он внезапно для себя решил помочь.

И только когда альфа заговорил с Германом, понял, что ошибся. Этот омега был одет прилично, пусть и бедно, но прилично. К тому же, он оказался очень вежливым, культурным и воспитанным, что радовало. Константин признался, что ему понравилось разговаривать с Германом. Ведь помимо красоты, в человеке должен быть еще и ум, а пустых и глупых кукол ему и борделях хватало.

Разумеется, что этот омега мог быть таким же, как и Михаил, поэтому Константин не стал задумываться о чем-то большем, кроме как затащить этого мальчика в постель. И только воспитание, доброта, честность и наивность Германа останавливали мужчину. Он не решался изнасиловать парня или причинить ему боль. Дешевых омег было полно, а вот этот экземпляр привлекал не только внешностью, но и внутренним миром. Может быть, он решил поиграть с ним из-за скуки, интереса, а может быть, в этом было нечто большее…

Константин не знал, что это было за чувство, вот только сердце начинало биться сильнее при воспоминании об этом юноше, и альфа невольно возвращался к нему. Его тянуло словно магнитом, но в глубине души он и не хотел противиться этому чувству. Константин решил рискнуть, и сейчас казалось, не зря. Они подъехали к дому омеги, и Константин с интересом посмотрел на Германа. Тот выглядел очень напряженным.

— Ну, так что? — спросил Константин, и Герман, повернувшись к нему, нежно улыбнулся и коснулся кончиками пальцев его щеки.

Константин, не скрывая своего удивления, посмотрел на тоненькие длинные холодные пальчики, а потом перевел взгляд на Германа, который тихо ответил:

— Я не могу. Мы с тобой из разных миров и я бы очень хотел, но чувствую, что это неправильно. Прости меня, Константин и… я думаю, что мы больше не должны с тобой видеться — после этих слов омега поспешил выйти из машины и буквально забежал в дом.

Константин же еще несколько минут сидел в шоке, словно, не понимая, что произошло.

— Он отказал мне? Это жалкое существо? Быть того не может… почему? — прошептал альфа сам себе и, не сдерживая гнева от отказа, уехал.

Герман быстро забежал в свою комнату и, закрыв рот руками, опустился на пол, не сдерживая слез. Он не знал, почему плачет. Наверное, потому что ему не хотелось расставаться с этим мужчиной. Он ему безумно нравился, но Герман помнил о своем положении и статусе этого альфы. Такие истории никогда ни к чему хорошему не приводили. Впервые ему кто-то понравился и так сильно, что его сердце начинало биться быстрее при воспоминании об этом человеке. И теперь он сам прогнал его. Встав с пола и быстро переодевшись, Герман упал на кровать и только через час после рыданий заснул, забыв поужинать.


Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net