Зверь-Elay Felsenheimer

Глава 20

Жан нехотя открыл глаза и посмотрел на будильник. 3:00 ночи. Пора вставать. Сонно зевнув, парень откинул одеяло и, сев, запустил пальцы в волосы.

— Родной, ложись спать. Зачем ты встал? — тихо прошептал Эдгар, пристав и смотря на любовника.

— Ко мне сейчас должен приехать друг. Это очень важно.

— О, Боже! А это не может подождать хотя бы до утра? — возмутился омега и сел на кровати.

— Может, конечно, но я настоял, чтобы он приехал именно ночью. Я тебе позже все объясню, ладно? — Жан развернулся к Эдгару и, поцеловав его в щеку, медленно потянулся, после встал и отправился в душ.

Выйдя из ванной комнаты, Жан услышал, как гром оглушил ночную тишину и на землю опустился ливень. Парень быстро спустился на первый этаж и, открыв входную дверь, впустил Адониса, не сказав, ни слова. Адонис медленно прошел в гостиную и, сев на диван, опустил голову. Слов не было, мыслей тоже не было. В душе была лишь пустота. Там не было места даже для боли.

— Налить тебе выпить? — сонно спросил Жан и подошел к бару.

— Я за рулем, спасибо, — глухо ответил альфа, так и не подняв головы.

— Ты как?

— А как ты думаешь? Я обыскал все, что только можно было, но его нигде нет.

— Может быть, он уже давно покинул этот город?

— Я не знаю, Жан! — повысил голос альфа. — И меня это так пугает, что даже дышать сложно. Я не могу ни есть, ни спать. Мне так плохо.

Жан подошел к другу и, сев перед ним на колени, взял его за руки и тихо прошептал:

— Не переживай, мы его найдем, я тебе обещаю. Он не мог без документов и денег уйти или уехать куда-нибудь далеко.

Адонис нервно огляделся, встал и подошел к окну. Облокотившись ладонями о подоконник, парень опустил голову и, закрыв глаза, сделал глубокий вдох.

Голова раскалывалась от боли, сердце бешено билось, а на глаза наворачивались слезы. Прошло пять месяцев, проклятых пять месяцев и его жизнь в корне изменилась, но эти изменения были ничтожными по сравнению с тем, что ему пришлось разлучиться с любимым. Адонис знал, что Константин продал бордель, но он не знал, где ему теперь искать Михаила, ведь его там уже не было.

Новый владелец борделя оказался очень великодушным к тем омегам, которые пожелали уйти. Он их отпустил, но Адонис знал, что теперь у Михаила никого и ничего не было. К тому же, в последнюю ссору с братом, Константин рассказал ему, как сильно избил Михаила и едва не лишил его жизни. Где он был, с кем и как жил, Адонис не знал, но он поклялся себе, что, несмотря ни на что, обязательно найдет его. У мужчины не было никакого желания возвращаться в этот город, особенно ему не хотелось попадаться на глаза брату, но единственной причиной и целью этой поездки был Михаил.

‘Я поругался из-за него с братом, я ушел из дому и отказался от наследства ради того, чтобы быть с ним, и я не знаю, что со мной будет, если я не найду его…’ — каждый раз думая об этом, мужчина буквально сходил с ума от бессилия.

В его голове возникали страшные картинки, в которых он не мог найти Михаила, а его омега мучился от голода, холода и боли, не зная, к кому обратиться за помощью. Но даже эта страшная картина была бы для него самой замечательной по сравнению с той, в которой бы оказалось, что его омега мертв.

Сколько раз Михаил рассказывал ему, как его ‘коллеги’ пытались покончить с собой? Они сломались и не смогли бороться, начать жизнь заново. Омега даже признался, что однажды сам пытался покончить с собой, но его вовремя спасли. Адонис до сих пор помнил, что рассказывал ему Михаил по ночам о себе, после бурного секса.

‘Я был очень эгоистичным, стервозным, злым и подлым. Я всегда использовал всех лишь для своей выгоды и, кажется, ни разу никому не помог, ни просто так, ни за плату. Я поругался со своими родителями, и они были только рады моему уходу. А ‘друзья’ у меня были такими же, как и я, а после того, как Константин нашел меня в одном ночном клубе и забрал с собой… все про меня позабыли, никто даже искать не стал’.

В тот момент Адонис думал лишь о том, как тот, кто дарил ему столько тепла, доброты и любви, мог быть тем, о ком он рассказывал? Адонис постоянно старался переубедить омегу и заставить поверить в себя, но Михаил ничего не желал слушать. Также Адонис не понимал, как родители могут отказаться от собственного ребенка, каким бы он ни был? Однако теперь, когда он рассказал о своих намерениях отцу, тот быстро выставил его за дверь и отказался от него. И сейчас, в эти секунды Адонис прекрасно понимал омегу и с легкостью мог ответить, что значит потерять семью.

В небе снова загудел гром, и только этот шум заставил его придти в себя. Адонис быстро вытер слезы, закрыл глаза и, сделав глубокий вдох, повернулся к другу.

— Жан, спасибо тебе за помощь. Если бы не ты, у меня мало чтобы получилось здесь.

— Эй, ты помнишь, как ты спас мне жизнь? Это типа мой долг, к тому же, чувак, мы своих не бросаем, забыл? — смутившись, улыбнулся бета, налил себе виски и сел на диван. Адонис сел напротив друга.

— Что за глупая привычка сидеть в темноте? — мрачно пробубнил Эдгар и включил свет в гостиной.

Прищурившись, омега недовольно посмотрел на любимого, а потом, переведя взгляд на Адониса, удивленно поднял брови вверх и плотно завязал халатик.

— Добрый вечер, — нехотя Эдгар поздоровался с Адонисом и одарил его неприветливым и холодным взглядом, но альфа постарался не обращать на это внимания и лишь кивнул головой в знак приветствия. Омега тут же подошел к бете и сел ему на колени.

— Эдгар, солнце, зачем ты встал? Еще очень поздно, — тихо прошептал бета и поцеловал парня в ключицу.

— Мне не спалось из-за твоего гостя, — резко и немного грубо ответил омега, смотря со злостью на альфу.

— Что-то не так? — поинтересовался Жан и перевел взгляд с любимого на друга, но тот лишь непонимающе пожал плечами.

— Вы знакомы? Откуда? — резко спросил омега, смотря в упор на Адониса.

— Мы с Жаном однокурсники и очень хорошие друзья.

— Хорошие друзья? Я тебя здесь раньше никогда не видел, до той ночи…

— Какой ночи? — спросил Жан, ничего не понимая.

— Я живу в Греции, поэтому здесь мы с ним видимся очень редко, однако часто созваниваемся, — твердо ответил альфа, проигнорировав вопрос друга и так же сверля взглядом омегу.

— И зачем ты здесь? Чтобы снова издеваться над ним?

— Милый, он надо мной не собирается издеваться, он мой друг, — тихо добавил Жан, но омега быстро вскочил с него и, повернувшись, крикнул:

— Да не ты! Я имею в виду Михаила! — потом развернулся к Адонису и продолжил. — Он только в себя пришел и начинает жить заново, а ты снова здесь, чтобы полностью сломать его? Хватило и твоего ненормального братца! Я предупреждаю тебя, держись от него подальше, понятно?

— Ты знаешь, где находится Михаил?! — в голос закричали Жан и Адонис, тупо уставившись на омегу.

Эдгар опустил взгляд и слегка нахмурился, а потом как ни в чем не бывало, произнес:

— Даже если бы и знал, ни за что бы не сказал этому подонку и тебе, предателю!
— после омега развернулся и быстро вышел из гостиной.

Адонис тут же подскочил с места, чтобы последовать за парнем и потребовать объяснений, но Жан не дал ему этого сделать и насильно посадил его на место так же, требуя объяснений.

— Что здесь происходит, мне кто-нибудь объяснит? Откуда Эдгар знает твоего брата, Михаила и тебя?

— Жан, я не имею права говорить тебе об этом. Будет лучше, если ты сам расспросишь об этом свою омегу. Это его тайна, не моя и не могу рассказать тебе того, что знаю. Но сейчас, пожалуйста, позволь мне поговорить с ним. Я уверен, что ему известно, где находится Михаил.

— Делайте, что хотите! — рявкнул мужчина и, сев на диван, снова налил себе выпивку. Адонис не стал больше ждать и быстро выбежал вслед за Эдгаром.

Зайдя без стука в спальню, он увидел уже раздетого Эдгара в постели, перебирающего пальчиками свои длинные рыжие пряди.

— Убирайся! — зло прошипел омега.

— Жан ведь не знает, откуда ты знаком с Михаилом? Может быть, мне стоит рассказать ему о том, что ты тоже работал в этом борделе?

— Ты этого не сделаешь… — тихо прошептал Эдгар, с испугом в глазах смотря на альфу. — Это его убьет, ты же знаешь.

— Я буду рядом и помогу ему это пережить. А вот тебя он вышвырнет на улицу, — без каких-либо эмоций сказал мужчина и сел в кресло напротив Эдгара.

— Что ты хочешь от меня? Испортить мне жизнь? Я уже достаточно настрадался, — Эдгар встал с кровати и медленно подошел к альфе. Адонис заметил, как трясутся кончики его пальцев на руках, а на глаза наворачиваются слезы. — Что ты хочешь? Меня, да? Так бери! Только не порти мне жизнь теперь, когда я, наконец, нашел его…

— Успокойся, Эдгар, — Адонис слегка оттолкнул его рукой и встал, смотря омеге прямо в глаза. — Я лишь хочу, чтобы ты рассказал мне все, что тебе известно о Михаиле. И я тут же оставлю вас.

— Откуда мне знать, что ты не лжешь?

— У меня нет ни сил, ни желания лезть в ваши отношения. Или ты думаешь, что я прилетел сюда, не зная, что ты встречаешься с моим другом, только для того, чтобы вас рассорить? У меня есть свои проблемы и заботы.

— Я не знаю, где он живет, с кем и вообще что с ним. Я видел его в последний раз на нашем кладбище за городом.

— Заброшенное кладбище?

— Да, — кивнул омега. — Там вроде похоронен кто-то, очень близкий ему человек. Я видел его мельком, а потом нам удалось обмолвиться парой словечек.

— И что?

— Он о себе мне ничего не сказал, кроме того, что он ходит на кладбище каждый день около пяти часов.

— Откуда ты это знаешь?

— Я спросил его о том, что он здесь делает, и он мне ответил. После мы расстались, и я его не видел. Это все.

— Ты мне можешь написать точный адрес? Я не совсем хорошо ориентируюсь здесь.

Эдгар быстро открыл свой комод, достал оттуда тетрадь с ручкой и, написав адрес, протянул его альфе.

— Что теперь со мной будет? Ты все расскажешь Жану, да? — испуганно спросил омега и опустил голову, боясь услышать ответ.

Адонис грустно улыбнулся и подошел к омеге. Нежно взяв его за подбородок, он заглянул ему в глаза и спокойно, медленно и с теплотой в голосе ответил:

— Я не знаю, какие у вас отношения с Жаном. Но могу сказать тебе, что если он тебя очень сильно любит, то простит, несмотря ни на что. Я всегда говорил ему, что это его минус, но для тебя это будет большим плюсом. Это твоя жизнь, твоя тайна и твое прошлое. Конечно, будет лучше, если это ему расскажешь ты, а не кто-нибудь левый, который спал с тобой. Но ты так же можешь и промолчать. Это твое решение. А я не могу вмешиваться, но я искренне желаю вам всего хорошего. И спасибо за помощь, Эдгар. Больше я вас не побеспокою. Спокойной ночи.

Мужчина быстро вышел из комнаты, и уже через несколько минут Эдгар слышал, как на улице альфа завел машину и поспешил уехать. Омега медленно накинул на себя халат, подошел к зеркалу, и еще раз поправив свои волосы, не спеша пошел в гостиную. Пришло время рассказать Жану правду о себе.

***

Адонис проснулся от того, что кто-то слишком долго сигналил, будто на зло, стараясь прервать его сон. Нехотя подняв голову и посмотрев в окно, мужчина увидел перед кладбищем еще три машины. Шли похороны. Людей было очень мало. Гроб аккуратно положили в могилу. Адониса передернуло. Ему не хотелось думать о смерти. Эта картина напомнила о страшных воспоминаниях, которые альфа желал забыть. Мужчина достал мобильник из кармана и посмотрел на время. Ровно пять часов вечера. Быстро открыв дверь, он вышел из машины и направился вдоль кладбища.

Кладбище было огромным, тихим и спокойным. Казалось, что войдя сюда, ты переставал слышать какие-либо другие звуки. Лишь ты и миллионы мертвецов, которые лежали под твоими ногами. Лавируя между незнакомыми ему могилами, Адонис внимательно рассматривал каждый уголок. Кроме людей, хоронивших своего близкого, альфе не удалось увидеть кого-либо еще. Он ходил по кладбищу еще целый час и успел чертовски замерзнуть. Не смотря на то, что на улице была весна, еще в некоторых местах лежал снег, темнело рано, а по ночам было безумно холодно. Дойдя почти до конца кладбища, мужчина грустно вздохнул и решил вернуться обратно.

‘Завтра вечером я снова приеду сюда и буду приезжать до тех пор, пока не найду его’ — грустно подумал он и поспешил вернуться, но не заметив ветку под ногами, споткнулся и упал.

— Черт возьми! — прошипел мужчина и схватился за колено, которым ударился и каменную плиту.

Подняв взгляд на могильную плиту, Адонис сначала не понял, что на ней было изображено, и только потом, когда он смог прочитать имя и фамилию, его охватил ступор.

‘Джереми Понтис 1953- 2004’

— Дедушка? — тихо, не веря в то, что он видит, прошептал альфа и медленно поднялся, не отрывая взгляда от плиты. На портрете был изображен его дедушка. — Но… как это возможно, ведь родители сказали мне, что дедушка находится в Римини… — мужчина подошел к могиле и несмело коснулся кончиками пальцев плиты.

— Такая холодная… — тихо-тихо прошептал он.

Внимательно всматриваясь в такое родное лицо, он и сам не почувствовал, как по лицу текли слезы от обиды и осознания того, что его дедушка уже давно мертв. А он ничего не знает и наивно полагает, что дедушка сейчас живет со своими детьми и внуками в Италии.

Упав на колени, Адонис прижал руки к груди и, не сдерживая эмоций, стал плакать. Дикий крик пронесся над одиноким и мрачным кладбищем, эхом проносясь по всей территории. В этом крике была лишь боль, которая исходила из глубины его души.

— Адонис, что ты здесь делаешь? — альфа резко замер на месте, вслушиваясь в такой любимый и нежный голос. Быстро обернувшись, боясь, что это лишь воображение, его взгляд упал на Михаила.

Омега стоял перед ним весь растрепанный и совсем не похожий на себя. Он выглядел, словно мертвец. Первое, что бросалось в глаза, это мертвенно-бледная кожа и пустой взгляд, смотрящий в никуда. Одежда была грязной, помятой, в некоторых местах порванной. Омега был очень худым, и казалось, что он еле держится на ногах.

— Малыш? Мой маленький, это ты?

— Я слышал твой крик, и мне показалось, что я потерял рассудок…

— Мой маленький малыш… — тихо шептал альфа, вытирая слезы с лица. После он встал и подошел к омеге.

— Ты пришел ко мне? — до сих пор не веря, что он видит своего возлюбленного, Адонис зачарованно смотрел на него, боясь отвести взгляд.

— Да, я слышал, как ты звал меня каждую ночь… — дрожащим голосом отвечал омега, стараясь унять свое волнение.

— Тогда почему ты не пришел ко мне? Почему перестал чувствовать меня рядом с собой? Зачем ты убежал и оставил мне лишь боль и муки от нашей разлуки?

— Прости меня. Мне казалось, что без меня тебе будет намного лучше. Посмотри на меня и скажи… разве такой, как я, достоин, быть с тобой?

— Да. Более того, я скажу, что ты достоин мужчины гораздо лучше меня, но я так сильно люблю тебя, что мое тело медленно умирает вдали от тебя, а душе моей нигде не будет покоя, если ты оставишь меня. Просто попытайся понять это, пожалуйста.

— Ты, правда, так сильно любишь меня? — Адонис посмотрел омеге прямо в глаза, и между ними, казалось, пролетела искра.

— Да, — громко, четко и уверенно ответил Адонис, прижимая к себе парня изо всех сил.

В голосе Михаила он отчетливо слышал столько удивления, восторга, радости и в то же время и недоверия, страха, боли.

— Я тоже люблю тебя, Адонис. Я так сильно люблю тебя, прости меня, — уже плача и не контролируя себя, Михаил прижался к альфе, впервые чувствуя себя защищенным и кому-то нужным.

Вся физическая боль вмиг пропала, а на ее место пришла духовная умиротворенность и спокойствие.

— Нам пора домой, — устало сказал Адонис, еще раз обведя взглядом старое и заброшенное кладбище.

— Но я не… — попытался найти оправдание омега, но альфа успел перебить его и вымученным голосом сказал:

— Поехали домой. Я очень устал. Поговорим обо всем завтра, прошу тебя… — положив руку на плечо любимого и прижав его к себе поближе, они не спеша пошли к выходу, и в этот момент сильный ветер стал словно выталкивать их из мертвей зоны.

Уже выйдя за ворота кладбища, альфа мысленно поблагодарил своего дедушку за эту встречу, ведь он был уверен, что именного Джереми Понтис помог им найти друг друга и воссоединиться.

***

Эта ночь была особенной. Она больше не казалось такой мрачной, тоскливой и холодной, ни одному из них. Дорога, подъезд, дверь, звон ключей и щелчок замка — дверь отворилась, впуская пару внутрь.

Михаил не успел ничего понять, как вдруг сильные руки альфы прижали его к стене, а горячие губы страстно впились, кусая и терзая.

— Я хочу тебя, малыш. Отдайся мне сегодня так, как в первый раз. Отдай мне не только свое тело, но и душу, сердце. Я люблю тебя, я безумно люблю тебя, — прошептал альфа омеге в самое ухо, нехотя оторвавшись от него.

По всему телу Михаила пробежала дрожь от этого нежного, но в то же время твердого и сексуального голоса. Его дурманил и манил запах альфы, который обращался с ним так бережно, так нежно, что хотелось тонуть в его горячих ласках, забыв обо всем на свете. Забыть о прошлом, жить лишь в их собственном мире.

Адонис снова прижался к омеге, продолжая целовать его. Мысли улетучились, все остальное стало неважным, а мир остановился. Были лишь они, это было их время. Не помня, как они разделись и добрались до кровати, Адонис повалил омегу на кровать и приступил к безумным, но неторопливым ласкам. Михаил то сжимал в руках простыни, то царапал спину Адониса, кусая губы до крови и крича его имя. Ему казалось, что он мог бы потеряться в этом безумном потоке чувств, но Адонис вовремя приводил его в реальность, продолжая мучить.

Каждое прикосновение друг друга дарило им непередаваемое удовольствие, заставлявшее сгорать в страсти и любви. Они безумно и дико трахались на протяжении всей ночи, несколько раз связывая себя сцепкой и беспокоя всех соседей своими криками и стонами.
И только с первыми лучами солнца, крепко обняв друг друга, они наконец-то погрузились в крепкий, сладкий сон.

***

— Ты, действительно отказался от всего, только ради меня? — удивленно спросил Михаил, положив голову на грудь мужчины и чувствуя его сильные, горячие руки на своей талии.

— Да. Я готов был отдать все, что угодно, только ради того, чтобы найти тебя. Я искал два месяца, и лишь по счастливой случайности мне удалось узнать, что ты часто посещал то кладбище. Я так долго караулил, ждал, но не мог тебя найти. И лишь найдя могилу моего деда, о смерти которого я даже не подозревал, я смог найти тебя. Это он нас свел вместе, я точно знаю, хотя раньше я бы никогда такого не сказал, — Михаил лишь улыбнулся, надеясь, что слова любимого правда.

Сейчас, ему было даже страшно подумать о том, что было бы, если бы они так и не встретились.

— Я так сильно люблю тебя, Адонис, — парень привстал и нежно поцеловал мужчину в губы.

— Я тебя тоже.

— И что же мы будем делать теперь? То есть, я хочу сказать, что ты поссорился со всеми из-за меня. Меня не примут и это…

— Хватит об этом! — резко ответил мужчина. — Не вздумай снова затрагивать эту тему. Мне не нужна семья, которая не понимает, что я умру без своей истинной пары. Для них не будет проблемой обзавестись новым наследником.

— Не говори так…

— Судя по тому, что они вышвырнули меня из дому и даже не попытались понять, не думаю, что я так уж важен для них. Ты сам видишь, какая у них любовь к единственному сыну. Моя семья и вся моя жизнь в тебе, Михаил, — Адонис взял лицо омеги в свои ладони и нежно поцеловал его в щеки и носик, заставляя парня смутиться и опустить взгляд. Уж в чем, а в нежности, признании любви и ласке этот омега был новичком.

— Мы просто соберем вещи и улетим, куда ты пожелаешь. Будем жить вдвоем, как захотим и не боясь, что нам кто-нибудь может запретить быть вместе.

— Да, так и сделаем! Мне не верится, что теперь у нас своя собственная семья, и мы наконец-то сможем быть вместе… — радостно воскликнул омега и обнял своего альфу. Сейчас он был счастлив, как никогда.

***

Михаил сидел на лавочке и ждал Адониса. Собрав необходимые вещи, они должны были уехать в аэропорт, откуда бы улетели в Испанию по желанию Михаила, который всегда мечтал побывать в этой стране. Омега сидел тихо и молча, улыбка не сходила с его лица, а в голове крутились мысли об их совместном будущем. Молодому человеку до сих пор не верилось, что ради него такой альфа, как Адонис Понтис, мог отказаться от всего. Это казалось прекрасным сном, и больше всего на свете Михаил боялся проснуться, снова оказавшись в том ужасном месте, в котором ему приходилось быть, чтобы выжить.

Но теперь, когда этот кошмар оказался позади, омега уже строил планы на будущее. Он обдумывал, как нужно обустроить дом, вспоминал, на что у его мужчины аллергия и какие у него вкусовые пристрастия, что нужно купить для нового дома. За этими мыслями он совсем не заметил, как к нему кто-то подошел.

— Здравствуй, Михаил.

Омега не спеша поднял голову и застыл в удивлении, смотря на Германа. Это же омега Константина! Но как он мог оказаться в этом глухом районе, если теперь жил в центре со своим мужем?

— Как ты здесь оказался? — стал озираться по сторонам омега, а потом быстро встал и, подняв с земли рюкзак, подошел к автомобилю Адониса. Всем своим видом он показывал, что чувствует себя неловко и желает избежать разговора с Германом.

Но молодой человек лишь улыбнулся и, сев на лавочку, спокойно и беззлобно ответил:

— Я наконец-то смог пробиться через толстую стену Константина и убедить его помириться с братом. Он был не прав, и я хотел помочь Адонису найти тебя, но у меня не было возможности. Зато я мог каждый день капать на мозги своему мужу, и устраивать настоящие истерики, пока не удалось убедить его оставить вас в покое и пожелать удачи на дорожку. Мартин — супруг Тина — помог нам найти вас, но только с благими намерениями, поэтому, пожалуйста, не волнуйся.

Михаил все так же недоверчиво смотрел на омегу, обдумывая то, что сейчас услышал. Он верил этому мальчику, Адонис очень хорошо о нем отзывался, но вот в то, что Константин решил сдаться и оставить их в покое, верил слабо. Он до сих пор помнил, как руки этого человека душили его, а эти красивые, но полные ненависти глаза беспощадно сжигали.

— Твой муж не позволит своему брату связаться со шлюхой. Он прямо об этом сказал мне, перед тем, как собирался убить. Я чудом выжил в тот вечер.

— Пожалуйста, прости его за это. Мне очень жаль, что все так произошло, но это было в прошлом, и теперь, Константин изменился. Он сейчас разговаривает с Адонисом в квартире, а я решил поговорить с тобой. Пожалуйста, хотя бы просто выслушайте его. Дайте ему еще один шанс. Он хочет вернуть брата.

В это время из подъезда вышел Адонис с сумками в руках, а следом за ним Константин. Михаил невольно сжался, и сейчас, ему показалось, что Адонис подойдет и скажет, что его брат был прав и им нужно расстаться. Конечно, он был уверен в своем альфе, но глупые мысли не давали покоя.

Скорее всего, с толку его сбивал Константин. Мужчины быстро упаковали все сумки в машину, а потом Адонис подошел к Михаилу и, обняв его, прижал к себе, показывая, что это его омега и за него он убьет любого. Константин с гордостью посмотрел на своего брата и искренне был за него рад.

— Михаил, — он посмотрел на омегу и виновато улыбнулся. — Это тебе, — он протянул белый конверт омеге.

Михаил несколько секунд думал, стоит ли взять предложенное, а посмотрев на Адониса и получив положительный ответ, дрожащими пальцами взял конверт, но не открыл его.

— Ты потом все поймешь и прости меня, пожалуйста. За все.

— Тот случай остался в прошлом, — лишь ответил он, желая поскорее прекратить разговор и уехать.

— За все. Я прошу у тебя прощения за все то зло и боль, которую причинил. Я знаю, что ты меня не простишь, но мне очень жаль, и я желаю вам всего самого хорошего. Знайте, что вы всегда можете обратиться ко мне за помощью. Я буду следить за вами и помогать, хотите вы того или нет, поскольку Адонис еще очень маленький.

— Я не малыш! — беззлобно возразил Адонис и нахмурился.

— Для меня ты всегда будешь маленьким братиком, не спорь. А с родителями нам все равно предстоит очень важный разговор, поэтому тебе нужно будет вернуться. И не забудьте пригласить нас на свадьбу, хотя бы из вежливости.

— Хм… — нахмурился Михаил. — А вы нас на крестины своего сына.

— Прекрасная идея! Ты прав! — радостно воскликнул Герман и захлопал в ладоши.

Еще около получаса они общались между собой, чувствуя, что понемногу лед между ними начинает оттаивать. После Адонис и Михаил, сев в машину, уехали в аэропорт. Михаил еще долго думал о словах альфы и только в машине решился открыть конверт.

— Что там? — заинтересованно спросил Адонис, продолжая глупо улыбаться.

— Там новая жизнь. Она нас ждет, — просто ответил омега, чувствуя, как по телу разливается приятное тепло. Да, теперь их ждет счастливая жизнь. У них будет все хорошо, обязательно.

источник


Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net