Зверь-Elay Felsenheimer

Глава 2

Константин сидел в расслабленной позе, держа в правой руке стакан с виски. Уже около десяти минут друг рассказывал о вчерашних приключениях в ночном клубе, но мужчина был мыслями где-то далеко, думая о Германе. Он не мог сказать, что этот омега зацепил его очень сильно или же возбудил своим телом и запахом. У него было много мальчиков, которые были намного красивее и с более насыщенными, яркими ароматами. Кто-то из этого множества был более раскрепощен, кто-то наоборот, совсем зажат, однако все они вскоре были распечатаны его опытом, телом, умом и деньгами конечно. И все же, было в этом юноше что-то такое, что притягивало, словно магнит. Не пьяняще и не настойчиво, но не забываемо и постоянно напоминая о себе.

— Скажи мне, о чем ты думаешь?

— Я думаю о лакомом кусочке, который повстречал пару дней назад — мужчина закрыл глаза и облизал сухие губы.

— Константин, у тебя есть все, чего только может пожелать нормальный человек.

— И?

— И вместо того, чтобы поехать в бордель и потрахаться, ты решил поиграть с каким-то оборванцем? Я вообще до сих пор не могу понять, как ты оказался в том районе?

— Все началось довольно предсказуемо, — выдохнул альфа, опустив голову. — Я в очередной раз поругался с родителями по поводу семьи и внуков. Им не терпится поскорее втюхать мне кого-нибудь, лишь бы соответствовать обществу и имени семьи — передразнив знаменитую фразу отца, Константин выпил содержимое стакана.

— Не обращай внимания, Константин, — Джексон поднялся с кресла, прихватив бутылку виски. — Все равно они не смогут контролировать тебя и твою личную жизнь из другой страны. А то, что они хотят стать дедушками — вполне нормально. Ведь Адам еще слишком юн.

— Да знаю я, конечно, знаю, — альфа поднес стакан к другу, а тот снова наполнил его доверху. — Но меня все равно бесит тотальный контроль и попытка залезть в мою постель. Я ведь не ребенок уже. Клянусь, мне теперь совсем не хочется лететь к ним из-за этого. Сам знаешь, чем это заканчивается каждый раз. О чем я говорил изначально?

— О лакомом кусочке, — напомнил Джексон, усмехнувшись, как резко сменил тему друг. —
И что потом?

— Накатавшись по свободной трассе с ветерком, я свернул на размытую дорогу и оказался в том районе. Захотелось напиться и засесть в каком-нибудь темном углу, чтобы никто не видел и не беспокоил. Там же, обнаружил контейнер под видом магазина «Черный Ежик»…

— Черный Ежик? — рассмеялся Джексон — лучший друг, и по совместительству партнер по бизнесу, сев на кресло.

— Я серьезно, — улыбнулся альфа. — Ну, сам понимаешь, выбора у меня не было поэтому, пришлось купить там местных сигарет и бутылку коньяка, о чем я позже очень сильно пожалел. Такого дерьма я давно не пробовал! И когда я уже собирался напиться, услышал крик у переулка.

— Решил побыть героем из сказки?

— Ни в коем случае! — заверил альфа. — Мне просто было любопытно посмотреть на изнасилование, но когда я увидел этого мальчика, внутри что-то будто щелкнуло…

— Щелкнуло? — переспросил друг, взяв свой стакан и доверху наполнив его виски, полностью осушил за пару секунд. — И что было потом?

— Я врезал тому ублюдку, но признаюсь, мне в какой-то момент захотелось занять его место, а потом, стоило посмотреть на эту омегу и знаешь… внутри что-то… даже не знаю, как объяснить, у меня прежде такого не было…

— Влюбился, что ли?

— Перепил, что ли? — нахмурился Константин. — Любви не существует, я не верю в этот бред, ты же знаешь. Есть страсть, одержимость, привязанность и может быть, зависимость, но не любовь это уж точно! — Константин, медленно потянулся, а потом откинулся на спинку кожаного кресла, еще раз взглянув на зеленую папку, лежащую на столе.

— Ну, хорошо, будь, по-твоему. Играй, если стало скучно, но только будь осторожен и еще раз проверь его на болячки, а то мало ли что! — подмигнул Джексон, после не спеша поднялся и пьяной походкой покинул кабинет, направляясь к очередному любовнику.

Константин же еще долго сидел за столом, допивая бутылку виски и продолжая пристальным взглядом разглядывать досье, собранное на Германа Кендиса.

С одной стороны ему с нетерпением хотелось узнать о парне все, что только можно, а с другой он хотел сохранить какую-то загадку и возможность Герману самому рассказывать о себе и своей жизни. Узнать о человеке для него не составляло труда, но гораздо большее удовольствие и интерес доставило доверие, которое бы омега проявлял к нему, рассказывая о своей жизни, семье и самом сокровенном.

И все же, не сдержавшись, альфа приоткрыл папку, чтобы достать несколько фотографий. Вглядываясь в глаза Германа, мужчина и сам не заметил, как непроизвольно растянулись его губы в теплой улыбке. Ему было приятно смотреть на юношу и представлять его рядом с собой, но не в качестве любовника на ночь. Эротических мыслей в голове не было, лишь что-то приятное и теплое, то, чего он не мог понять и объяснить сам себе.

***

Под утро дождь, наконец, закончился, и теперь на улице можно было отчетливо почувствовать запах мокрого асфальта и травы. Герман проснулся рано утром, хотя сегодня был выходной, но привычка давала о себе знать. На улице было прохладно, поэтому омега решил устроить себе выходное утро, отложив зарядку. Выйдя во двор, он только и смог потянуться, сонно зевая, а потом обхватив себя руками, любуясь маленьким садом за домом.

С большим ливнем ушли последние теплые деньки. Все небо теперь заволокли серые тучи, ветер срывал листья с деревьев, гоняя их по улице, цветы начинали вянуть, трава желтеть. И все же, не смотря на холодную и отвратительную погоду, Герман любил в свободное время сидеть в комнате у окна, читая какую-нибудь хорошую книгу и попивая сладкий чай. В перерывах, когда глаза начинали уставать от чтения, он открывался от книги, подолгу смотря в окно и порой не замечая, как быстро проходило время.

Слушая лай соседской собаки, Герман невольно вспомнил о вечере, когда с ним случилось что-то, нечто страшное и одновременно прекрасное. Он никогда бы в жизни не подумал, что с ним может случиться что-то подобное. До сих пор мысль о маньяке пугала до дрожи и моментами ему даже хотелось поговорить об этом с кем-то, но парень понимал, что это уже было не важно, и не стоило нервов его близких.

Омега улыбнулся, вспомнив своего неожиданного спасителя, который обычно появляется только в книгах. Только сейчас, спокойно обдумывая случившееся, и вспоминая тот вечер, Герману показалось странным то, что мужчина солидного вида и на дорогом автомобиле оказался в этом районе. Со стороны это действительно выглядело странно, но парень не стал ломать над этим голову. Мало ли как бывает в жизни!

— Ладно, что было, то прошло, хватит уже думать об этом! — сказал сам себе омега, зная, что он, скорее всего, не сможет забыть того привлекательного и вежливого мужчину.

— Сынок!

Герман обернулся на голос родителя. Август — папа Германа, поежился от холода, укутавшись в плед, но все же вышел на крыльцо.

— Что?

— Тебе ведь сегодня никуда не надо?

— Нет, а что? Помочь по дому?

— Я хотел попросить, чтобы ты съездил на работу к дяде Жене.

— Зачем?

— Я должен был получить посылку от твоего дяди, но Женя сказал, что когда будет ехать к нам, сам заберет ее, чтобы мне не пришлось через весь город ехать. На этой неделе у него не получится к нам приехать, а мне документы нужно подписать до конца недели и отправить обратно. Я бы и сам поехал, но только Виктора не хочу одного оставлять.

— Конечно папа.

— Прости, что нагружаю тебя.

— Папа, ну как ты можешь такое говорить? Мне вовсе не в тягость ухаживать за вами, вы же мои родители и я вас люблю. Больше не говори такие вещи, ладно?

— Прости, — смущенно улыбнулся Август, пытаясь скрыть волнение в голове. — Просто я…

— У нас обязательно все будет хорошо. Это лишь временные трудности. Ко мне сегодня Тин должен зайти, а после полудня я поеду к дяде Жене и заберу посылку, ладно?

— Конечно, тогда я спокойно могу начать заниматься делами по дому.

Как только Август вошел в дом, Герман сел на лавку, выдохнув. Ехать сегодня куда-то желания не было, а уж тем более в город. Нет, сам город конечно был потрясающим, и там было очень удобно жить, но вот только люди жили там такие злые, жадные и бессердечные, что омеге становилось дурно от одних лишь их взглядов. Он не привык к тому, что каждый должен быть сам за себя, что все можно решить за деньги и там практически никто не знает, что такое доброта и сострадание.

Прервал его раздумья скрип открывавшейся калитки. Омега бросил взгляд на своего бывшего одноклассника и лучшего друга детства, жившего по соседству — Валентина, омегу, старшую его на полгода.

— Доброе утро, Герман! — бодро поприветствовал его парень и сел рядом, тяжела дыша.

— И тебе тоже. Ты что, опять бегал?

— Решил начать здоровый образ жизни, но после десяти минут бега понял, что это не мое. Мне суждено быть больным и беспомощным.

— Не говори глупости! — засмеялся Герман. — Слушай, я хотел тебя попросить кое о чем.

— Знаешь, я вообще-то тоже.

— Тогда говори первый.

— Мне сегодня нужно поехать в город. Хочу купить новые книги, а одному ехать ну совсем не хочется, веришь? И погода сегодня отвратительная и настроения особого нет. Вот я и подумал, что было бы не плохо, если бы ты составил мне компанию. Пожалуйста! — простонал омега, положив голову на плечо друга.

— Правда? — удивленно спросил Герман. — Вот совпадение! Мне тоже нужно в город, чтобы забрать посылку у дяди Жени. Я хотел попросить о совместной поездке.

— Вот и отлично. Поможем друг другу. Ах, да! Я принес твои кексы и печенье с кусочками шоколада, как ты любишь — парень быстро снял с плеча рюкзак и достал коробку с выпечкой.

— Правда? Как это случилось, что ты не забыл? Или же это взятка? — с улыбкой спросил омега и потянулся к коробке.

— Вообще-то, это для твоих родителей, я передумал! — ответил друг, пытаясь отодвинуться от Германа и, засмеявшись, они не спеша вошли в дом.

***

После полудня молодые люди заехали в книжный магазин, после чего стояли перед дверью одной из самых успешных компаний в городе «GKP дизайн». Это было огромное офисное здание, сделанное из красивого стекла и металла, который отдавал на солнце синеватым оттенком. Над входными дверьми висела надпись, а у входа стояли двое охранников, которые внимательно рассматривали каждого, кто появлялся на пороге здания.

— Это то место? — неожиданно спросил друг, спустя некоторое время.

— Да, папа дал мне адрес. Если хочешь, можешь подождать меня здесь.

— Нет, я пойду с тобой. Интересно посмотреть, как там все выглядит.

Неуверенной походной, омега подошел к охранникам и назвал свое имя. Пока бета пристальным взглядом осматривал ребят, другой мужчина позвонил дядя Жене, который подтвердил слова Германа, и вскоре, они с Валентином прошли внутрь. Поднявшись на лифте на третий этаж, ребята, молча, прошли по просторному коридору и постучались в дверь отдела кадров.

— Войдите!

Герман открыл дверь и поздоровался с омегой. Евгений — близкий друг Августа — теплой улыбкой встретил ребят, приглашая их войти. Когда ребята сели на диван, омега быстро встал с места и подошел к небольшому столику, стоявшему за рабочим шкафом.

— Как хорошо, что вы заехали. Валентин, дорогой, как у тебя дела? Давно я вас не видел. Сделаю вам чай — мужчина быстро достал маленькие чашечки, заливая в них кипяток.

— Спасибо, у меня все как обычно. У вас вижу, тоже?

— И то верно, работы так много, что пришлось работать в выходные, представляешь? Герман, как папа? Он говорил, что Виктор снова болеет?

— Жалуется на боли в сердце. Нам врач посоветовал сменить препараты, вот сейчас будем пробовать.

Разговор прервал телефонный звонок. Евгений, внимательно выслушавший звонившего, сказал, что скоро будет, а потом виновато извинился перед ребятами:

— Посидите пока, вот ваш чай, буду через минуту — поставив сервиз перед мальчишками, мужчина быстро вышел, а Герман не спеша принялся пить чай, заедая печеньем. Тин же с интересом рассматривал кабинет дяди.

— Красивый у него кабинет, да? Такой теплый и уютный.

— Да, здесь все так чистенько и аккуратно, — улыбнулся омега. — Думаю, здесь приятно работать.

— Не думаю, что работа — это вообще, что-то приятное. Думаю, я бы не мог справиться с такой нагрузкой.

— Не преувеличивай, — нахмурился Герман. — За тебя твоя лень говорит.

Дверь в кабинет открылась, и Герман увидел того, кого совсем не ожидал увидеть. Перед ним стоял Константин, и Герману понадобилось несколько секунд, чтобы до него дошло происходящее. Альфа выглядел еще более потрясающе, чем в прошлый раз. Красивый, строгий черный костюм идеально сочетался с его темными волосами и ярко-зелеными кошачьими глазами. Мужчина сначала посмотрел на Валентина, а потом перевел не менее удивленный взгляд на Германа. Спустя несколько секунд его губы растянулись в приятной улыбке, и он подошел к Герману.

— Добрый день, Герман.

— Эмм… здравствуйте, Константин — Герман почувствовал себя неловко, не зная, куда бы ему деться.

Пальцы нервно теребили тряпичную сумку, взгляд метался из одного угла в другой, парень чувствовал, как начинают гореть щеки, и это пугало больше всего. Валентин так же переводил взгляд с друга на мужчину, понимания по реакции омеги что ему был симпатичен этот альфа. Стоило ему лишь смутиться, как он тут же начинал краснеть, из-за чего всегда чувствовал стыд и стеснение.

— Я не ожидал вас увидеть, но признаюсь честно, что совсем недавно вспомнил о нашей встрече. Вы в порядке?

— Да, спасибо — тихо промямлил Герман и снова опустил голову. Подобная реакция только позабавила Константина.

— А вы простите? — начал Константин, обращаясь к Валентину, когда в кабинет вошел Евгений, а следом за ним и Джексон.

— Меня зовут Валентин — нехотя добавил омега и встал, настойчиво потянув за собой Германа, желая поскорее уйти.

Евгений еще раз извинился перед парнями, быстро достав из шкафа небольшую коробочку, передав ее Герману, и поспешно попрощался, обещая, что на следующей неделе обязательно постарается навестить их. Константин все это время стоял неподвижно, не отрывая взгляда с омеги, который снова занимал все его мысли.

— Что-то не так? Мы вам помешали? — улыбнулся Джексон, осторожно и внезапно для всех взяв за плечи Валентина. Омега удивленно посмотрел на альфу и недовольно нахмурился, вырвавшись от альфы. Джексон улыбнулся еще шире.

— У нас очень много дел, нам пора. — громко и с нажимом произнес Валентин, возвращая Германа в реальность.

Нехотя, Джексон отошел от прохода, давая возможность парням покинуть кабинет, чем Валентин воспользовался мгновенно. Когда парень прошел мимо него, альфа сделал глубокий вдох, вдыхая запах приглянувшейся ему омеги.

Евгений слегка нахмурился, стараясь не показывать своим видом недовольство. Он знал, что его начальники похотливые и безжалостные мужчины, и ему не хотелось, чтобы с мальчиками, которых он любил, как родных детей, что-нибудь случилось и они попали в лапы к этим беспощадным альфам. Когда ребята покинули кабинет, альфам нехотя пришлось вернуться к работе, но теперь у каждого из них были заняты мысли о другом.

Герман и Валентин же всю дорогу до дома провели в тишине. Хоть Валентину и было любопытно узнать у друга о моменте, когда он познакомился с этим альфой, он все же решил промолчать. Если Герман захочет, то сам расскажет. К тому же, судя по его виду, он сейчас не мог думать ни о чем другом. Уже подходя к дому, ребята договорились погулять завтра в парке и довольно холодно разошлись. Весь оставшийся день Герман только и делал, что думал о Константине. В голове металось очень много мыслей. Омега жалел о том, что снова встретил этого мужчину и чувства, которые немного притупились, возобновились с новой силой.

— Я наверно выглядел, как идиот, и оделся тоже, как клоун. А что я нес! Он, наверное, подумал, что я ненормальный, красный помидор, не умеющий связать ни слова. Надеюсь, мы больше никогда не увидимся, иначе я не перенесу еще одного позора — прошептал парень, укрывшись в головой одеялом.


Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net