Жизнь не кино — Nell Green

№4 Все что не делается, делается к…

POV Артём:

Две недели Антон не приходил в сознание. Врачи сказали, что ему повезло, что срок беременности настолько мал, в противном случае эта авария грозила бы ему выкидышем. Утром я ехал на работу, а вечером возвращался в больницу. Там и оставался ночевать. Каждый день я молился, чтобы он очнулся.

Врачи подобрали лекарства, которые не будут вредить нормальному развитию ребёнка и это меня радовало. Я прекрасно понимал, если Антон потеряет малыша, его больше ничего не будет держать в этом мире. Я боюсь, действительно боюсь, что не смогу вытащить друга из депрессии, если что-то произойдёт.

Антону придётся остаться в больнице некоторое время для реабилитации, но думаю, что месяц или два не повредят его планам, он и так хотел уехать, а здесь он, можно сказать, далеко от внешнего мира. Что он здесь, знаю только я и несколько врачей, которые никак не связаны с Антоном и не знают кто он. Он полежит здесь, успокоится, а потом поедет. Навсегда. Забудет всё как страшный сон. Только приди в себя. Прошу, приди в себя!

Я прекрасно понимаю, что нужно рассказать Саше, но не хочу. Можете называть меня по разному, но я не хочу рассказывать ему о состоянии Антона. Меня останавливает то, что я не знаю как он отреагирует: кинется к Антону в больницу или опять смешает с грязью? Если второй вариант, я убью его. Убью. Антону придётся ещё много пережить и его маленькому тоже. Лучше он будет злиться на меня за то, что я не сказал, нежели будет страдать от того, что тот, кого он так любит даже не пришёл его проведать. Хотя если бы что-то подобное случилось с моим омегой, не знаю, я бы простил всё. Горы свернул, но был бы рядом с ним. Но такому никогда не быть.

Пусть я сейчас сделаю самую большую ошибку, но я ничего не скажу тому гаду. Прости меня Антон. Прости меня.

***

Прошла ещё неделя и Антон, наконец, очнулся. И он улыбался. Единственное что спросил когда очнулся: «Что с малышом?». Я ответил, что он жив и всё хорошо. Антон заплакал, но больше ничего не спрашивал. Я видел, что он хочет узнать, знает ли Саша о его состоянии, но не спрашивал меня.

Когда я прихожу к нему, он часто сидит на кровати, гладит себя по животу и что-то рассказывает. Это настолько трогательно, что я решил рассказать Саше. Не знаю, почему так расчувствовался, но если бы он только увидел его. Только увидел.

— Антон, ты как?
— Ты чего так пугаешь?
— Прости, я думал ты слышал, что я вошёл. Так, как ты?
— Голова ещё болит. Врач сказал, что я здесь пробуду как минимум ещё два месяца, чтобы убедиться, что плод развивается нормально.
— Я говорил с врачом. Знаешь, если ты позволишь, я могу заняться твоими документами. Ты не передумал лететь в Испанию?
— Нет, не передумал. Артём, мне нужен компьютер. Как-то надо связаться с дядей. Надо предупредить, что я свалюсь на голову.
— Хорошо я принесу тебе завтра ноут. Ты ещё что-то хочешь?
— Хочу! Хочу нормальной пищи. Прошу принеси чего-то домашнего.
— Хм. Антон, конечно. Принесу. Прости сегодня, я уйду немного пораньше.
— Что-то случилось?
— Нет. По работе. Прости.
— Ничего. Это ты прости.
— До завтра.

Не люблю обманывать друзей, но так надо. Надо встретить Сашу. Вчера я был в их квартире. Там никого не было. Там ничего не было. Пусто, даже дверь не была закрыта. Единственный шанс встретить его после работы.

***

— Извините, мне необходим ваш системный администратор, Александр Бычев. Мне сказали, что я могу найти его здесь. Это правда? — Усмехнулся я молодому омеге в кресле секретаря.
— А кто вам дал такую информацию? — Прикусив нижнюю губу, спросил зеленоглазый парень.
— Он сам и сказал. Понимаете, — ищу глазами имя омеги.
— Андрей, — кокетливо улыбается.
— Андрей, — флиртую с омежкой — Понимаете, Андрей, я старый друг Саши. Приехал из другого города, давно его не видел, пришёл в его квартиру, а там пусто. А так хотелось увидеть хорошего друга. Вот вспомнил где он работает, пришёл сюда. Так что, Андрей, вы скажете, где я могу его найти?
— Ну, тут вы его сейчас не найдёте.
— Неужели уволился? Как жаль.
— Хм. Он и уволился? Нет, Александр Сергеевич еще здесь работает. Правда, уже не системным администратором.
— А кем? Андрей, скажите мне, что случилось.
— Вы хотите знать?
— Очень. Он же мой друг.
— Тогда хорошо. Через полчаса у меня заканчивается рабочий день, и я вам расскажу о вашем Друге за чашечкой кофе. Я так понимаю, что вы его очень давно не видели?
— Очень давно. Я охотно подожду вас и поговорю с таким красавцем за чашечкой кофе. Я Артём.
— Приятно.

Уже через час, мы находились в баре. Как я и думал никаким кофе и не пахло. Молодой омега предложил выпить что-то покрепче, и я не отказался. Не люблю пить и не буду, но пьяные омеги находки для шпиона.

— Андрей, так поделитесь информацией. Где сейчас Саша?
— Ваш друг быстро пошёл по службе вверх. Теперь, он начальник системного отдела и помощник нашего генерального, а всё потому, что приударил за сынишкой шефа.
— То есть?
— Хм. Наш Саша долго на работе не задерживался, бежал домой, как будто его там ждут. Не оставался с нами выпить. Не отвечал взаимностью на наши знаки внимания.
— Неужели он даже не обратил внимания на такого красивого омегу как вы? Аяяй…
— На меня? Хм. Это я не обращал на него внимания. Зачем он мне? Просто за ребят обидно. На нас внимания не обращал, а только сын шефа поманил, и он сразу побежал. Мало того, у них неделю назад свадьба была… Неужели ваш друг даже на свадьбу вас не пригласил?
— Не пригласил, — вот падаль.
— Так теперь они в медовый месяц укатили, на Мальдивы. Но знаете, говорят, что это все из-за залёта.
— Вы хотите сказать, что сын вашего шефа, беременный от Саши?
— Да что ты мне выкаешь?
— Прости. Давай на «ты»? Скажи, беременный или нет?
— Я точно не знаю, но зачем им так скоро жениться, а?
— Ну здесь ты прав.

***

Прошло уже два месяца с момента, когда я узнал о Саше, но я так и не мог рассказать Антону правду. Чувствую себя последним гадом, но я не могу рассказать. Не представляю его реакцию. Только недавно врачи подтвердили то, что ребенок и Антон прошли все возможные осложнения, которые могли возникнуть после аварии, а тут такая новость. Я боюсь, что тогда он может потерять ребёнка.

Но и Антон не спрашивает. Будто знает, что лучше не спрашивать о Саше. Боюсь я бы не смог ему солгать. Иногда он с такой болью в глазах смотрит на меня, что хочется плакать, мне взрослому сильному альфе хочется плакать. Только и представляю себе, что где-то на кого-то так же смотрит мой омега. Я всегда молча, подхожу и обнимаю его, а Антон прижимается ко мне своим маленьким животиком.

***

— Ну что, Антон? Давай прощаться? — Смотрю на омегу, который в сотый раз проверяет все ли документы на месте.
— Я не думал, что будет так больно. Артём, спасибо тебе за всё. Спасибо, видимо я никогда не смог бы собрать документы и уехать.
— Такое впечатление, что я тебя насильно прогоняю. Самому больно. Желаю вам с маленьким счастья.
— Будешь в Испании, свяжись со мной, — первый раз вижу такую улыбку на его лице за последнее время, — Я напишу тебе, когда приеду. Напишу письмо. Я стёр всё что связано с интернетом, так меня будет не легко найти. Ведь я не хочу быть обнаруженным. Поэтому где я, знаешь только ты. Прошу, никому не говори. Никому. Особенно кому-то из прошлого.
— Ты похож на шпиона, когда так говоришь. Я тебе обещаю, никому ничего не скажу. Не переживай. Удачи тебе.
— Спасибо Артём. И тебе счастливо. Артём?
— Что?
— Ты ещё ждёшь Мишу?
— Знаешь что жду. Всегда буду ждать. Единственный с кем я мог быть, кроме него, сейчас летит в Испанию, а так мне никто не нужен.
— Прости.
— За что? Антон?
— Просто прости. Скоро всё сам поймёшь. Ты мой друг, но я обещал. Миша тебя любит. Ты только немножко подожди.
— Антон ты о чём?
— Миша в городе. Это единственное что я могу сказать. Прощай.

И Антон пошёл в сторону регистрации. Что он имеет в виду? Миша в городе? Не может быть. Когда они встретились? Этого не может быть. Он не мог вернуться. Мой омега вернулся!

Я настолько погрузился в свои мысли, что и не заметил, как прошло время. А я так и стоял, на том же месте в холле аэропорта. Привело меня в чувство объявление, что посадка на рейс в Барселону завершина.

Значит вернулся? Я дождался тебя. Ты, захочешь меня увидеть? Миша, я так рад, что ты вернулся. Если ты только захочешь меня увидеть. Я. Я тебя больше не отпущу. Никогда. Никуда. Не отпущу. Любимый.
№5 Исповедь ревнивого альфы.

POV Артём:

Уже несколько часов, как я вернулся домой. Сижу, пью кофе и думаю о том, что мне сказал Антон. Никак не могу поверить, что Миша вернулся. Почему попросил ничего мне не говорить? Может не хочет, чтобы я знал? Не простил? Хотя, как бы поступил я на его месте?

С Мишей я знаком с детства, так же как и с Антоном. Только Антон младше нас на три года. Миша красивый омега. Таким был всегда. Красивым и вредным. Не знаю когда я в него влюбился, когда начал смотреть на то, как он двигается, когда захотел прикоснуться к его каштановым локонам, когда захотел смотреть только в его янтарные глаза и гладить шоколадную кожу. Нам было по восемнадцать, когда я признался ему. На удивление Миша принял мои ухаживания и согласился быть со мной.

Я прощал любимому эгоисту всё: гулянки с друзьями, с которых зачастую забирал пьяного омегу домой; странные выходки, которые зачастую ставили под угрозу не только жизнь омеги, но и окружающих. Тогда молодым мне казалось, что это нормально, лучше пусть бесится сейчас, чем будет потом устраивать истерики по поводу утраченной молодости.

Я спокоен, а он немного сумасшедший. Идеальная пара. Всё бы ничего, если бы не моя ревность. Он мог выслушивать любые нотации, понимал что провинился, но только не мои порывы ревности. Тогда мы начинали бить посуду, ломать мебель и всё, что попадалось под руки. У нас даже доходило до драк. Конечно я не прилагал всей силы, был ещё адекватный, но мог несколько раз хорошенько треснуть омегу. Антон часто называл нас «итальянской семьей». Пожалуй, немного дико звучит, но так мы провели 4 года. И я был полностью счастлив, понимая, что рядом со мной, мой истинный омега.

Когда нам было двадцать, мы вместе начали жить. Для меня всё шло к свадьбе, но я понимал, что сначала работа, а потом всё остальное. Миша это также понимал, сам же учился.

Нам по двадцать один год, третий год, когда мы вместе и я перевожусь на заочное и иду работать в фирму отца. Миша ещё учится и увлекается модельным бизнесом.

Нам по двадать два, я экстерном заканчиваю учебное заведение. Начинаю присматриваться к обручальным кольцам. Ищу большую квартиру. Миша перевелся на свободное посещение, входит в пятёрку лучших моделей в своем агентстве. Из журнала узнаю, что мы уже год не встречаемся, а Миша крутит роман с ведущим моделью альфой из своего агентства.

Нам по двадцать три. Мы не вместе, а судя по статье уже более двух лет, может и больше. После скандала ,который я устроил Мише, он собрал вещи и ушёл. Я плюнул на гордость сначала пошёл извиняться с букетом роз. А Миша? Миша сказал « Давай будем друзьями». Я разозлился. Опять наша стандартная ссора. Только я приложил чуть больше силы: я схватил его за плечи и с силой прижал к двери. Как итог: Миша в больнице с сотрясением мозга — я в изоляторе. Суда не было. Не было шума. Я просто всё послал к чёрту. А он? Он улетел в США по контракту.

Сейчас мне двадцать четыре и ему тоже. Я пью кофе на собственной кухне. Смотрю на кольца, купленные ещё тогда, и понимаю что люблю. Я уже изменился, думаю что и он тоже. Но если бы он дал мне, хоть один шанс, я бы воспользовался им. Больше никуда не отпустил бы свою любовь.

Даже смешно становится, когда вспоминаю всё. В перерывах между всем этим, я даже пытался устроить собственное счастье с Антоном. У нас не получилось, и он совсем скоро встретил Сашу.

Видимо мы были слишком молоды. Слишком эгоистичны. Всего было слишком! Но я его люблю. Интересно когда он вернулся? Когда успел встретиться с Антоном? Захочет увидеть меня? Вдыхаю аромат его любимого эспрессо и улыбаюсь. На этот напиток он меня подсадил, когда мы только начали встречаться. Нам по восемнадцать и мы сидим в кафе. Ты заказываешь двойной эспрессо. И даёшь попробовать мне.

« — Вкусно?
— Не очень, — морщусь.
— А ты попробуй ещё раз. Это не просто пьют. Этим наслаждаются.
— Вы с этим напитком похожи.»

Звонок входной двери. Выхожу из кухни. Шаг и ещё шаг. Открываю…

— Привет, Артём.
— Привет, Миша.
— Эспрессо? Мне?
— Тебе…
№6 Что я могу еще сказать? Барселона прекрасна…

POV Антон:

Я встретил Мишу, когда зашёл в магазин одежды. Хотел прикупить что-то из одежды в дорогу, а то вещей было мало, да и большинство уже открывали округлившийся животик.

— Антон? Привет. Давно не виделись, — улыбаясь, обнял меня Миша.
— Привет. Давно. Ты когда вернулся?
— Да пару дней назад, но это пустяк. Лучше ты скажи как? Вижу тебя можно поздравить. Кто этот счастливчик?
— Никто.
— А ну рассказывай, вижу по глазам, что не никто.
— Ты не отстанешь?
— Ты меня знаешь.
— Хорошо, но давай не здесь.

Мы пошли в кафе. Я рассказал кто папа, что мы сейчас не вместе. Всей ситуации не рассказывал, точнее деталей.

— Он не знает что ты беременный? Я правильно понимаю?
— Да, правильно.
— Здесь круче мексиканского сериала. Ты, теперь малого сам растить будешь? В Испании?
— Точно. Ну всё, хватит обо мне, лучше рассказывай о себе.
— А я что? Я вернулся навсегда. С карьерой модели покончено, я слишком стар. Вот как-то так. Вернулся на родину мать, как говорится. Здесь знакомый предложил место в одном журнале, буду статьи писать.
— А что с Артёмом?
— Не думаю, что он меня ещё ждет. Наверное, нашел себе уже молодого омегу.
— Ты ошибаешься. Он одинок. И часто вспоминает о тебе.
— Ты думаешь, он будет рад меня видеть? После моего отношения?
— Он до сих пор тебя любит. Вот только ты?
— Я так ни с кем и не сошелся. Поклонников было много, но всё не то. Дальше одного свидания не заходило. Антон, я даже течку всё это время переживаю на препаратах. Ни один мужчина не может сравниться с моей первой любовью…
— Я завтра уежаю. Все это время я жил у Артёма, он меня на время приютил. Поэтому заходи к нему.
— Надеюсь он будет рад. Я всё ещё люблю его.

Конечно он будет рад. Вот бы мне так, через пару лет зайти в гости к Саше и чтобы он мне был рад. Хотя это не кино.

***

— Мой хороший. Маленький, какой же твой папа трус. Я так боюсь летать, — поглаживая себя по животу повторял я, — а ты даже не волнуешься, спокойно спишь в папином животе. Тебе там комфортно? Мой маленький. Скоро мы будем далеко отсюда. Нас никто не найдет. И тебя никто у меня не отнимет.

— Вы, наверное боитесь летать?

Я обернулся на немного хриплый голос. Сбоку от меня сидел молодой альфа: блондинистые локоны были взъерошены, торчали дыбом, черты лица несколько заостренные, голубые глаза. Он рассматривал меня и улыбался.

— Да, мне жутко страшно летать, — стараюсь наиболее спокойно сказать.
— Я где-то слышал, что беременные омеги всего начинают бояться. Этакий родительский инстинкт.
— Возможно.
— Летите к любимому, хотите порадовать новостью?
— Нет, к родственникам.
— Я слышал беременным омегам запрещают летать.
— У меня ещё не настолько поздний срок.
— Понятно. Я Уильям. А вы?
— Антон. Вы всегда так много говорите?
— Простите, просто я тоже боюсь летать. Потерпите меня ещё немного, когда мы наберём высоту, мой страх пройдёт.
— Простите что так грубо, просто мне очень страшно. Последний раз, когда я летал, меня напоили снотворным, и я благополучно проспал весь полет.
— Ничего, я знаю, что могу надоедать.

***

Мы проговорили весь полёт, я расслабился и не переживал. Лишний стресс нам ни к чему. Уильям оказался скульптором, и он очень боится взлёта и посадки, но из-за его профессии, он вынужден летать. Альфа несколько раз прикоснулся к животу. Он делает скульптуры только омег и мечтает выставить скульптуру омеги с животиком, а следующую, где омега кормит малыша.

— Ну что желаю вам с малышом счастья.
— И вам. Я просто уверен, что ваша выставка пройдет удачно.
— Спасибо. Надеюсь мы ещё встретимся.

***

— Антон, как ты вырос, — обнимая, сказал дядя Эмиль.
— А вы все такой же. Просто красавец.
— Я уже стар, и не нужно мне льстить.
— Вам только сорок восемь, вы не старый.
— Хм. А моему сыну двадцать пять, и я никак не уговорю его сделать меня дедом. Хочу быть дедушкой. Раз опять не могу стать молодым отцом.
— Я думаю Ян скоро вас порадует.
— Он? Антон, милый, он засох на своей работе. Мог пойти по моим стопам или по стопам отца. Мог стать творческим человеком. Да нет, пошёл в бизнес. Каждый день в своих костюмах. Его отца я не видел в костюме даже на нашей свадьбе.
— Может внуки пойдут по вашим стопам.
— Надеюсь, я до них доживу. Ой! Что-то я тебя заговорил, ты только прилетел, а я набросился. Всё, давай в машину. Вам с маленьким надо отдохнуть. Может хоть он станет творческим человеком.
— Может и станет. Может и станет.

***

Через полчаса мы доехали до дома дяди Эмиля. Это был двух этажный домик в тихом районе с небольшим садом. Дядя сам поднялся на ноги с маленьким сыном на руках и я смогу.

— Правда, маленький? — уже привычно поглаживая себя по животику — Ты моё солнышко. Голодный видимо там. Замучил тебя папа с этим переездом. Не переживай, скоро я тебя накормлю. Почитаем сказку и будем отдыхать. Ты мой хороший. Только сначала напишем письмо дяде Артёму. Хорошо?

« Дорогой, Артём.

Что тебе сказать? Мы долетели. Посадка была мягкой. Всё хорошо. Мы немножко голодны и измучены. Скучаем.

Что я могу ещё сказать? Барселона прекрасна. Даже из окна авто … »

0
0

Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net