Трансформер — bark

Спешл Хитрый босс

      — Антон, жду отчет по Ярославскому филиалу, — недовольно раздалось по громкой связи из кабинета директора.

Омега встал, оправил пиджак, автоматическим движением убрал торчащие по бокам волосы за уши и, прихватив тонкую кипу бумаг с края стола, направился к двери.

— Почему вам обо всем приходится напоминать? — раздраженно заметил молодой темноволосый мужчина, хмурившийся над чем-то на экране планшета.
— Отчет был готов еще утром, — спокойно ответил Антон, игнорируя чужое настроение.
— Так почему вы не нашли время принести его раньше? Или вам непременно хотелось привлечь мое внимание? – альфа поднял взгляд темно-карих глаз и уставился на омегу с круглыми щечками, твердо выпрямившегося перед его широким гладким столом.
— Просмотрев ваше расписание, я не нашел свободного времени на то, чтобы ознакомиться с документом и решил представить его после обеда.
— Решения, что и когда делать, я предпочитаю принимать сам.

Омега кивнул, закусив щеку с внутренней стороны.

— Вы свободны. Жду новостей от Крючкова через несколько часов. Предупредите его, что мне нужны все подробности сделки.
— Конечно, Адам Валерьевич.
— Я же просил называть меня по имени, — недовольно огрызнулся босс.
Омега привычно опустил глаза в пол и никак не отреагировал, этот диалог, с незначительными вариациями, повторялся снова и снова.
— Свободен, — еле сдерживая себя, рыкнул раздосадованный начальник, и омега тут же поспешил убраться из зоны видимости.

Тихонько прикрывая дверь, Антон вернулся на собственное рабочее место. В приемной, тем временем, возник Эдуард Владиславович – ему было назначено на одиннадцать. Стрельнув глазами на часы, омега заметил, что ещё без десяти.

— Снова не в духе? – заботливо осведомился посетитель, приблизившись к столу секретаря ближе, чем было необходимо.
— Ничего серьезного, — блеснул Антон вежливой улыбкой и уставился на экран, не желая продлевать общение.
— Все работаете, Антоша?

На неуместность замечания омеге не оставалось ничего другого, кроме как развести руками и изобразить ещё одну вежливую улыбку.

— Может, развеемся вечером? Пятница, неделя выдалась тяжелая, и я был бы рад угостить вас, — альфа склонился над столом, опираясь рукой. Толстые, покрытые волосами пальцы едва не заставили Антона скривиться.

— Простите, но у меня планы, — вежливо и безэмоционально отозвался омега на очередное предложение.
— Что ж, если передумаете, мой номер у вас есть, — подмигнул мужчина, хотел было накрыть руку омеги, так близко лежавшую на столе, своей, но Антон вдруг нахмурился и ближе придвинувшись к экрану, отдернул ладонь, получив в ответ сдержанное беззлобное хмыканье.
— Антон, — ожил коммуникатор, — пригласите Эдуарда Владиславовича.
Кивнув секретарю, альфа с ворохом бумаг направился к двери.

Как только дверь за ним затворилась, Антон выдохнул и откинулся на спинку стула. Все повторялось: тянущая боль в пояснице, ненавязчивые приглашения альф, почуявших, что омега входит в пору, раздраженность босса. Завтра все станет сложнее – Адам оторвется на всем офисе.
Омега придвинул ежедневник с расписанием директора на следующий день и тихо выругался – две встречи с партнерами. Это чревато. Но что ему оставалось делать? Уступить альфе и позволить наконец тому удовлетворить собственное эго, отымев неприступного секретаря?

Сколько же это уже продолжается? Напористость альфы, глухая оборона омеги…

Крепко зажмурившись, Антон напряженно потер переносицу, пытаясь согнать усталость с глаз.
В тот момент, когда Марк с Родионом подарили ему свободу, навсегда стерев ненавистное клеймо трансформера, Антон поклялся не упустить свой шанс.

Доучившись одиннадцатый класс, он отправился прямиком в то же учебное заведение, что и Марк, оставив родителей на год. Пока папа с отцом устраивались на новом месте и молились за сына, Антон поступил на отделение менеджмента, сменив фамилию и судьбу.
Он прекрасно помнил, как был счастлив тогда. Больше никто не смел смотреть на него косо и никто не сторонился. Он завел друзей и учился на отлично, обещая стать прекрасным специалистом.

Друзья Марка, поначалу приглядывающие за омегой по просьбе молодых Сокольниковых, скоро и сами подружились с дружелюбным и активным омегой. Адам находился в их числе. Его покровительственное отношение смешило первокурсника, и он не упускал шанса подразнить «старшего».
Пока не стал замечать, как тот на него смотрит.

Вот только образ старшего брата, так прочно занявший свое место, никак не способствовал развитию романтических отношений между ними. И после нескольких приглашений провести вместе время, Адам послал несносного омегу к черту, и их отношения вернулись на круги своя.
Но при этом альфа всегда оставался рядом, следуя за омегой тенью и не позволяя другим приблизиться.
Порой такое отношение раздражало и злило, особенно, когда эта сволочь притаскивалась к нему, насквозь пропахшая чужим запахом, и указывала, что ему делать.

Давно стоило послать того подальше. Вот только Антон испытывал к Адаму точно такую же молчаливую одержимость.

Увидев альфу впервые на дне рождения Марка, он не мог думать ни о ком больше: красивый, высокий, в дорогом костюме, с темными как ночь глазами. В школе таких не было, и именно этот образ стал для Антона идеалом мужской красоты. А узнав о том, что станет учиться с ним бок о бок, омега и вовсе не верил своему счастью.
Кидая на прекрасного друга Марка тайные взгляды в просторных коридорах универа, Антон таял, когда тот подходил узнать, как у него дела и не обижает ли кто.
Сначала нечасто, скорее по необходимости, но вдруг омега стал замечать, что новый друг все чаще появляется рядом. Они много разговаривали, в выпускном классе Адам и вовсе обязал омегу готовиться с ним в библиотеке.

А затем он выпустился, оставив Антона рыдать в подушку несколько дней кряду, заставляя сожалеть, что не воспользовался той скудной возможностью, когда альфа, кажется, заинтересовался таким простым и сереньким омегой как он.
Тогда Антон никак не мог в это поверить, а надеяться и разочароваться было страшно. Он решил подождать немного перед тем, как принять ухаживания, присмотреться и ответить взаимностью, но…

Время шло, омега взрослел, и детская влюбленность казалась розовым сном. Наивным ожиданием чуда золушкой. Антон наконец понял, что такой альфа изначально не для него. Разные социальные слои, страшная тайна в шкафу, которую пришлось бы скрывать до конца жизни, обманывая любимого… нет, на такое Антон не смог бы пойти никогда. Да и, скорее всего, тогда альфу просто привлекала девственность омеги, так и не решившегося на близость ни с одним представителем противоположного пола.

Адам закончил университет и исчез из его жизни. Бессмысленная история оборвалась точкой.

Шел выпускной год, Антон готовился к экзаменам, когда неожиданно прозвенел мобильник показывая на экране имя из сна:
— Как жизнь? – веселым тоном поинтересовался он.
— Потихоньку. Сам как?
— Неплохо, спасибо. Я по делу звоню. Не занят?
— Нет, — Антон отодвинул учебник и конспекты в сторону.
— Я возглавил один из филиалов нашей фирмы, но никак не найду толкового секретаря. То мозги атрофированные, то мышкой пользоваться не умеют – сил нет. Вот я и подумал, может, поможешь по старой дружбе? Знаю, что для твоей головы место пустяковое и не выгодное, но я обещаю отличные условия и высокий оклад. К тому же, надеюсь, что со временем под мое начало уйдет весь регион и так далее, тогда и тебе обещаю хорошее место подобрать, а пока опыта наберешься и вникнешь в дела фирмы, — альфа сделал паузу. – Что думаешь?
— Честно говоря, не знаю. Не ожидал.
— Тогда давай подумай пару дней и в понедельник дашь ответ. Договорились?
— Хорошо, позвоню.
— Вот и отлично. Удачи завтра на теории.
— Спасибо. Пока. — И откуда он знает, что Антону завтра сдавать теорию производства?

Место секретаря – действительно неказистая должность для такой светлой головы, как у него. Диплом с отличием лучшего университета страны, несколько отличных предложений от ведущих фирм на рынке, тщательно отслеживавших лучшие кадры. Карьерные перспективы завораживали. Вот только… только омега скучал все это время.

«Я согласен», — отправил он тогда короткое сообщение, решив, что хоть издали сможет наблюдать за возлюбленным.
И что он имеет теперь?
Одно рабочее место, на котором он задержался непозволительно долго…

Адам давно занимался несколькими регионами и уже пару-тройку раз предлагал ему возглавить одно из отделений. Антон неизменно соглашался, а потом, ссылаясь на загруженность и неудачно выбранное время, отказывался, говоря, что как только найдет себе подходящую замену, озаботится должностью из имеющихся.
И это повторялось снова и снова на протяжении последних трех лет. Замена все никак не находилась, учитывая, какие требования предъявлял безупречный секретарь, а директор не так уж и настаивал, предположительно не желая терять ценного помощника.

Помимо этого, в нагрузку шли озабоченные альфы главного офиса, искренне не понимающие, почему омежка не желает близости, запираясь от жизненно необходимых удовольствий. Если бы не начальник под боком, несколько особенно ретивых претендентов уже всерьез бы озадачились свободно разгуливающим партнером.
Но с Адамом шутки были плохи.
Застукав однажды младшего бухгалтера, прижимающего к стенке незаменимого ассистента прямо в приемной, он, не задумываясь, подписал тому заявление об уходе по собственному желанию.
Молодой альфа собирал вещи с помощью старших коллег. Из-за заплывших от синяков глаз у него самого получалось медленно, а директор настаивал на как можно скорейшем исчезновении нерадивого сотрудника с территории компании.

В третьих, на голову омеге упал великолепнейший экземпляр альфьей породы, успевший, к пущей досаде Антона, возмужать и превратиться в настоящего самца.

Адам был хорош во всех отношениях. Сексуален, серьезен, собран, безупречен. Идеальный начальник и… и альфа, который не светил Антону даже в самых сладких грезах.
Он часто подвозил омегу домой, как бы не отнекивался последний. Приглашал на совместный ланч, от которого Антон неизменно отказывался, ссылаясь на кипу ждущих его внимания дел. Звонил в любое время, требуя от ассистента какие-то не отысканные документы, точные цифры, контакты.
И Антон был на высоте, не позволив усомниться в своих профессиональных качествах ни разу.

А еще он видел, как Адам его хотел… и тем не менее, альфа не давил, не требовал, не принуждал, всегда оставляя за омегой шанс ответить отказом. И Антон, ненавидя себя, пользовался шансом раз за разом.

Какие бы мотивы ни преследовал Адам (а они как раз были вполне очевидны), омега не желал сомневаться в правильности своих решений даже единожды. Поверив в то, что лягушка может превратиться в царевича, он рисковал остатками раненого любовью сердца.
Но даже если Адам был серьезен… если бы он оказался серьезен…
Антон не представлял, как смог бы прятать свой мерзкий секрет, и наверняка рассказал бы однажды. И что тогда? Увидеть отвращение в любимых глазах? Нет, на это он пойти не мог.

И вот подбирающаяся течка снова нервировала его красавца. Альфу можно было понять. Текущий омега, которого нельзя пользовать по назначению, все равно что красная тряпка для быка. К вечеру половина сотрудников станет в стрессе рвать на себе волосы, когда остервенение начальника медленно наберет обороты…

***

Проснулся Антон от навязчивой трели, но не будильника, который намеренно не заводил, решив воспользоваться короткими каникулами из-за течки. Звонил телефон, и когда мерзкую мелодию стало трудно игнорировать, омега все же протянул онемевшую от долгого сна руку и нашарил раздражающий гаджет.
— Алло, — прохрипел он, не взглянув на экран.
— Твой так называемый заместитель не соизволил выйти на работу, сообщив об отравлении, — сквозь зубы проговорил Адам.
Омега выругался про себя – дальнейших объяснений не требовалось.

Две официальные встречи в отсутствие секретаря были сравнимы разве что со вселенской катастрофой, сжатой до уровня одного конкретного офиса, а значит, рвануть могло прилично. Антон готовил заместителя в течение нескольких дней, чтобы тот был в состоянии справиться с обязанностями хотя бы без серьезных нареканий. Справиться на отлично мог только сам Антон.

— Буду через час, — ответил он, бросая трубку.

На часах было девять. Первая встреча назначена на десять тридцать. Хорошо, что практически все приготовления Антон сделал накануне: конференцзал, презентация со всеми распечатками и одним неглупым айтишником на случай сбоя техники, заказанный ланч в кафе на первом этаже, черновой вариант контракта, если серьезных расхождений не случится.
Выпив лошадиную дозу блокаторов, вымывшись специальным, убивающим запах гелем, и воспользовавшись прокладкой, Антон вылетел из подъезда и бросился к ожидающему такси.

На рабочем месте он появился ровно через час и успел наспех проверить состояние готовности, когда через десять минут явилась небольшая делегация из трех человек. Располагающе улыбнувшись, Антон поприветствовал троицу и предложил кофе, на что те согласились…

Первая встреча прошла хорошо. Несмотря на тягучую сонливость из-за таблеток, Антон великолепно справился с несколькими несущественными проблемами. Регламент был соблюден, и после ланча удалось обсудить условия сделки и внести некоторые поправки в контракт к обоюдному удовольствию сторон.

Впрочем от омеги не укрылось то, как настороженно следил за ним босс, стреляя косыми меткими взглядами. Когда же к концу встречи и новые партнеры начали ерзать и так же поглядывать на секретаря, примостившегося в сторонке, Адам встал, поблагодарил за встречу и довольно быстро распрощался с заинтересованно топчущейся на пороге компанией.

— Отправляйся домой, — мрачно произнес Адам через минуту после того, как дверь в конференц-зал захлопнулась, оставляя их наедине.
— Еще одна встреча, и поеду, — сонливо произнес Антон, собирая бумаги со стола и готовя новые.
— Боюсь, что через пару часов все, что мне останется, это пригласить партнеров на групповуху вместо запланированного ужина.
— Надеюсь, тогда я смогу рассчитывать на премиальные в честь удачно завершенной сделки, — автоматически проговорил Антон плоскую шутку, пришедшую в варёные от расслабленности мозги.
На него налетели сзади, толкнув в спину и заставив распластаться животом на столе.
— Ах ты сучка, — гневно прошипел Адам на ухо, наваливаясь всем телом на спину и упираясь бедрами в ягодицы.

От прошивших тело эмоций, слова прошли мимо ушей, заставляя Антона благоговейно выдохнув и замереть, чувствуя на себе желанное, тяжелое тело.

Кажется, альфа ожидал сопротивления, замерев в ожидании. И Антон хотел, искренне понимал, что должен что-то сказать, сделать… но было так хорошо. А он так устал сопротивляться, и ему, и себе.

— Сдавайся, — тихо выдохнул в загривок альфа, заставляя нутро томительно подобраться.
— Ни за что, — дыхание оставило матовое пятно на глянцевой поверхности.
Адам вжался в оттопыренные ягодицы сильнее, двинул бедрами, давая ощутить всю тяжесть собственного напряжения. Член в ложбинку лег идеально.
Омега не удержал вздох:
— Штаны помнешь.
— Напугал.

Так и не встретив достойного отпора, альфа потерся увереннее, сорвав еще один полузадушенный вздох.

— Калининградцы будут здесь через час, — омега попытался урезонить словом. Мозг еще натужно соображал, когда тело окончательно показало ему средний палец и удобней примостило голову на столешнице.
— Значит, надо спешить.
— Адам, не надо, — слабо ответил омега, не в силах сделать хотя бы что-то.
— Давно надо было. Очень давно, — чужая рука задрала полы пиджака, потянула за рубашку, вытягивая материю из-за пояса.
— И что тебя удерживало? – Антон отчего-то решился задать столько лет мучавший его вопрос. Спина выгнулась сама собой, как только горячая рука легла на поясницу.
Альфа хмыкнул:
— Думаю, сейчас не самое подходящее время…

Омега загипнотизировано следил за чувственными прикосновениями. Чужие ладони поднырнули под него, пуговица вышла из петли, вжикнула молния.

— Скажи, — сердце отчаянно заходилось в груди от новых ощущений. Штаны упали на пол вместе с трусами, рука легла на ягодицу, успокаивающе погладив.

— Ты, кажется, был сильно влюблен в кого-то, и я не стал лезть. Во мне ты видел друга, навязываться не в моих правилах.

Пальцы снова обошли белую кожу и скользнули в ложбинку.
Закусив губу, Антон молчал. Капельки пота выступили на разгоряченном лбу.

— Вот только как ты умудрился остаться девственником, для меня загадка, — два пальца уверенно вошли в анальное отверстие, заставив Антона замычать. Аккуратный член радостно выпрямился по стойке смирно. – Впрочем, этот тупица сам виноват, что упустил тебя. Только меня бесит, что ты до сих пор сохнешь по этому ублюдку.

Пальцы трахали напористо, входя до основания, заставляя омегу упираться в гладкое дерево и сильнее оттопыривать попу, подаваться навстречу.

— Он лучший, — честно простонал омега.
Адам застыл на мгновенье:
— Мне насрать. Твои душевные терзания я засуну тебе туда, где им уже давно стоило бы оказаться.

Пальцы исчезли. Антон почувствовал, как обе ладони легли на бедра, рисуя картину того, что сейчас видит перед собой альфа.

— У тебя было море времени устроить свою жизнь. Ты не справился, мистер Совершенство.
— И что? – еле выдавил Антон, вздрагивая от ощущения упирающегося в растянутую дырочку члена.
— Я забираю тебя себе.

Горячее тело жадного естества прошило насквозь. Антон забился от яркой вспышки боли, говорившей, что его девственность рухнула в тартарары вместе с остатками блокаторов, все еще бродивших до этого момента в крови. Страсть выжгла все.

***

Не ощущая своего тела, Антон сидел, откинувшись спиной на альфу на одном из удобных офисных стульев, пока узел распирал его изнутри. Руки Адама перехватывали спереди, оглаживая обнаженный торс, касаясь соска.
— Ты сволочь, — прошептал усталый омега. Метка жгла открытой раной, пока альфа лениво зализывал собственную печать, утверждавшую право на тело секретаря.
— Много болтаешь.
Антон хмыкнул, еле улыбнувшись.
— Еще претензии есть? – беззлобно поинтересовался он у наглого начальника.
— Да. Прекрати менять оттенки моих галстуков.

Смысл слов не сразу добрался до утопленного кайфом мозга. Антон дернулся, но хватка альфы была крепкой.
— Все хорошо, — прошептал тот на ушко.
— Как давно ты знаешь? – с трудом подавляя волнение, спросил Антон.
— Вытряс правду из нашего друга.
— Марка? – не поверил омега. Лучший друг выдал его после того, как сам же избавил от участи трансформера?!
— Да.
— Не верю, — слезы звонко задребезжали в раненом голосе.
— Тихо, — Адам обнял его крепче. – Он согласился рассказать мне все, когда я озвучил ему свои намерения взять тебя на работу и…
— И?
— И сделать своим, если в течение трех лет ты не выберешь кого-нибудь другого.
— И как, интересно, я должен был это сделать, если ты отпугиваешь любого, кто смеет ко мне приблизиться на расстояние выстрела.
— Изложите свои претензии в письменной форме. Я обещаю рассмотреть в течение пяти рабочих дней.
— Я увольняюсь.
— Размечтался, — зубы ухватили за мочку, заставив омегу умолкнуть на время.

— Кирилл ведь не сам не пришел сегодня на работу, — спросил омега спустя пару минут, имея в виду секретаря на замену.
— Не понимаю, к чему ты клонишь, — слишком безразлично ответил потерявший совесть босс. – К тому же, я предлагал тебе уйти домой.
— Совесть взыграла?
— Скорее минутное помутнение.
За дверями послышался шум.
— Калининградцы, — констатировал Антон…

Ставим окончательную точку. Наша история подошла к концу, так что будем держать пальцы крестиком за то, чтобы у всех наших героев все было хорошо. Я в этом ни секунды не сомневаюсь;)
Спасибо моей незаменимой бете за море подаренного моему рассказу времени. Я тебя очень люблюХХХООО. Спасибо всем комментаторам, что делились своими эмоциями и чувствами — для меня это важно. Надеюсь, было не скучно))) Еще увидимся!;)

Автор: bark

Источник: тык


Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net