Трансформер — bark

Эпилог

      — Я готов, — Марк положил кончики пальцев на виски Станислава Викторовича, осунувшегося за последние три года. А уже в следующий момент выдохнул и опустил руки, усаживаясь на стоящий рядом стул.
— Приборы показывают нормализацию внутричерепного давления, — возбужденно проговорил семейный врач.
— Когда сделаете томограмму?
— Через пару часов будет готова, — вокруг Алексея Степановича суетилась целая бригада врачей, которых пустили в дверь, как только Марк закончил. — Я сообщу, когда мы прибудем в клинику.Омега устало кивнул, наблюдая за четкими действиями медиков.- Пап, — высунулась из-за двери маленькая мордочка, как только омега остался в одиночестве, — можно уже?
Не говоря ни слова, молодой папочка вытянул руки, куда секундой позже влетел белобрысый сорванец.- А где отец?
— Кричит на кого-то в кабинете, — доложил юный разведчик.
Еще бы. Родион собирался присутствовать на трансформации, но дела потребовали его личного присутствия.
— А как там мой братик? – спросил альфочка, погладив пальчиком выпуклый животик.
— Сам спроси, — улыбнулся Марк.
— Эй там, привет! Я Стасик, а ты мой братик, и папа говорит, что скоро мы увидимся. И я буду тебя защищать, — в сотый раз бубнил малыш – папа сказал ему что там, внутри, все слышно, но вот сам маленький альфа никак не мог припомнить, слышал ли он что-нибудь, когда жил внутри.
— Ладно, поздно уже. Идем, уложу тебя спать.
— А сказка будет? – канючил мелкий, не желая засыпать без подвигов героев или страшных драконов.
— Будет. Только я устал и полежу с тобой.
— Дедушку попросим?
— Нет, он уехал в больницу. Попросим папу, — чмокнул он выпуклый лобик.
— Ладно, — согласилось личное божество Марка, которое он чуть не потерял.Его первенец.Заглядывая в эти серые глаза, он помнил, как доставали из него безжизненное тельце, помнил, как молчало крошечное сердечко, и все, что тогда пожелал Марк, это чтобы он слышал его стук.Трагедия так и осталась скелетом в шкафу троих – его самого, Родиона и Валентина Игнатьевича, сдувавшего с тех пор пылинки с Марка и внука. А сам омега понял, как ему жить дальше с чужой кровью на руках.
Он не имел права впадать в депрессию и погрязнуть в собственных страданиях, выволакивая из убивающих чувств себя за волосы, возясь с малышом до изнеможения. Родиону буквально приходилось забирать младенца у обессиленной пары.Едва услышав первый удар в груди своего драгоценного дитя, он подарил собственную жизнь этому маленькому недоношенному комочку, чуду их с Родионом любви.

      Отрицать вину Марк не мог и не собирался. Он действительно был убийцей, но его жизнь ему не принадлежала, и все что оставалось, это воспитывать сына в любви и заботе, пытаясь искупить страшное деяние одному им подвластным способом. Он будет лечить, решил когда-то Марк, и вся его жизнь изменилась.

— А я вас ищу.
— Отец! – Стас тут же бросился к обожаемому кумиру. – А ты нам сказку сегодня читаешь.
— Замечательно, — улыбнулся Родион.

И когда его ненаглядный муж успел так похорошеть, размышлял Марк, приняв поданную руку и направляясь в детскую. Наверное, пока он с головой погрузился в медицину.
Оставляя себе время на сыночка и мужа, он тратил все свои силы на то, чтобы как можно скорее добиться цели – понять, как именно ему удалось использовать дар по наитию, достигнув результата в обоих случаях. Ошибок он совершать не мог.

Сначала теория, после практика на мышах и кроликах, потом на людях с небольшими проблемами.

Пациентам давали наркоз, не позволяя никому увидеть единственный в своем роде метод.
Марк удалял родинки и родимые пятна, выправлял носовые перегородки, пробовал пластику, затем перешел на внутренние болезни и отклонения. С помощью современных приборов он тщательно изучал расположение и состав дефекта, запоминал место с точностью до сотой доли миллиметра, отрабатывая внутреннюю модель человека в 3D-формате. Пока Алексей Степанович не озвучил мнение, что время пришло.

Отец Родиона не приходил в сознание и медленно чах. Валентин Игнатьевич, в конце концов, согласился на помощь Марка, то ли из-за все еще гложущей вины, а может, потому, что видел состояние мужа, своего прекрасного и единственного альфы.

— И какая же у нас на сегодня сказка? – Родион опустился на стул у кровати, позволяя любимой парочке забраться и устроиться поудобней. Большой живот Марка притягивал взор мужа помимо воли. Ловя того за подглядыванием, Марк прятал улыбку, чувствуя, как тягучее тепло обволакивает коконом.

— Миллион алых роз! – довольно выпалил малыш, останавливая уже тянувшегося за книгой Родиона.
— Почему эту? – тихо спросил Марк, притянув к себе альфочку и обнимая.
— Снежный Король похож на дедушку. А тот альфа, вы про него не рассказываете. Пусть он будет похож на альфу-дедушку! – малыш был жутко доволен собственной идеей.
— Пусть, — улыбнулся Родион. – Тогда знаешь, он будет похож на пирата, — сощурился он, начиная повествование…

— Он выбрал ее именно сегодня, — прошептал Марк, не желая разбудить сопящее чудо на руках.
— Учитывая, с каким лицом ходил папа, пугая всех вокруг, не удивительно.

В кармане завибрировал мобильник.

— Да? – Родион выслушал сообщение молча, и Марк заволновался, видя, что происходит с лицом любимого.
— Что там? – не выдержал он. Может, проблемы в больнице?
— Отец открыл глаза… всего на минуту, но… — Родион протянул руку и сжал ладонь омеги, говоря взглядом все то, что пылало в сердце. — Папу сейчас успокаивают.
— Все будет хорошо. Я уверен, — поддержал Марк.
— Я и не сомневаюсь… думаю, после лечения и восстановления отца их ждет второй медовый месяц.
— И он не пройдет даром, — хитро сощурился омега.
— Ты о чем?

Марк не собирался раскрывать свою маленькую месть свекру до времени, но…

— Твой папа уже может иметь детей.
— Но как?! – опешил альфа, едва успев подавить голос.
— Я над ним работал. Шаг за шагом. Осталось совсем чуть-чуть.
— Уж и не знаю, как он отреагирует, — растерялся Родион.
— Переживет, — Марк вырос, и не года тому были причиной. – Ты только наш. А у них еще будут детки. Я об этом позабочусь.
— Мне нравится мой собственный бог, — Родион поцеловал ладонь супруга.
— Раз уж зашла речь, я бы хотел сделать еще кое-что…

Родион вопросительно поднял брови.

— Я хочу, чтобы ты чувствовал мой запах.

Нежность, скользившая в серых глазах омеги умоляла, зная, что Родион не испытывает неудобства, не чувствуя окружающий мир, за исключением моментов, когда он желал почуять супруга.

— Я мечтаю об этом, — бархатом коснулся слуха альфа.
— Давай сделаем это после рождения малыша, — омега с любовью посмотрел на свой прекрасный живот, где не осталось шрама после операции. – В мою первую течку.

Обещание заставило альфу заерзать:
— Этого стоит ждать.
— Я знал, что тебе понравится, — подмигнул омега.
— Спать?
Марк кивнул, позволяя своему альфе взять себя на руки и отнести в спальню.

А назавтра его ждала учеба и новые пациенты. Марк платил за свое счастье, и как бы люди не ненавидели таких как он, трансформер поклялся спасать жизни до последнего вздоха и никогда не использовать свой дар во вред.

Вот мы почти и закончили))) Пока не прощаюсь, нас ждет еще пара спешлов в ближайшем времени:
Спешл 1 Филипп и Лекс
Спешл 2 …(сюрприз)) не скажу пока;))


Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net