Трансформер — bark

Часть 26 Права

      — Нет, конечно, — ответил Марк, тепло улыбнувшись. – Садитесь, пожалуйста.
Родион опустился на сиденье рядом с омегой. Он был не один. Вместе с ним на факультет менеджмента поступил его школьный друг, Филипп, замерший сейчас за его плечом.Сначала Марк смотрел на этого альфу, как на одного из тех, кто неустанно добивался внимания Сокольникова, записываясь к нему в друзья. Вот только позже Родион объяснил, что Филипп действительно входит в число тех немногих, кому он полностью доверяет, пытаясь убедить Марка, что тому можно раскрыть тайну вымышленной смерти омеги.
Поверить незнакомому человеку было сложно, но если его альфа не сомневался в его преданности, то придется поверить и ему.
Позже, в школе, Марк уже пристальней присматривался к странному альфе с таким же нечитаемым взглядом, как и у Родиона. Действительно, тот никогда не старался стать центром вселенной и не стремился завладеть вниманием Сокольникова, как остальные. Он просто всегда шел по правую руку от него, а если заговаривал, то Родион внимательно слушал. То, что раньше представлялось незначительной мелочью, обрело новое значение для омеги.
Но вот то, что Филипп поступает в тот же университет что и они, оказалось сюрпризом.
Естественно оба альфы выбрали один факультет, этим окончательно уверив Марка в том, что их дружба гораздо крепче и глубже, чем они демонстрировали окружающим.
Поэтому, когда брюнет приземлился на стул рядом с Родионом, Марк совсем не удивился, а только приветливо поздоровался, получив в ответ бесцветный кивок.- А это мой одногруппник, Лекс. Лекс, это Родион и Филипп, они учатся на менеджменте.
— Очень рад познакомиться, — омега сверкнул темными глазами и протянул тонкую ручку Родиону.Выглядело это довольно навязчиво, но Марк решил не обращать внимания. Ведь омега сам только что выложил ему все карты на стол, признавшись в том, что собирается найти себе альфу. А кто может быть лучше его пары? Сам он не может открыто претендовать на это место, так что оставалось тихо вздыхать. Что он и сделал.Наверное, Лекс станет не единственным, кто захочет проявить интерес к Родиону. Словно в подтверждение своих мыслей, омега окинул зал поверх головы Лекса — и не смог не заметить пристального внимания, которого удостоился их стол. И глаза некоторых горели отнюдь не праздным любопытством.
«Привыкай, Марк, — настраивал себя омега. – У тебя самый замечательный альфа, на которого нельзя не пускать слюнки».- Взаимно, — вежливо отозвался Родион, сжав руку нового друга Марка. Филипп удостоился сдержанной улыбки.
— Не знал, что ты приедешь уже сегодня, — Марк в пол-оборота смотрел на альфу, мечтая только о том, чтобы все остальные исчезли, и он смог его коснуться.
— Я тоже не ожидал, что так быстро решу дела. Как первые пары?
— Очень хорошо! – ответил за него Лекс, заставив всех перевести взгляды на себя. – Здесь очень интересно и отличные преподаватели, — омега откинул прядь шелковистых волос назад. – А вам понравились занятия?
— Лучше спросить у Филиппа. Я только приехал. Как тебе? Понравилось? – обратился Родион к другу.
— Нормально, — ровно отозвался тот, не отрывая пристального взгляда от Лекса. Тот заерзал – ему совсем не нравилось, как пялится этот Филипп.
— Ладно, не будем вам мешать. Хочу успеть на оставшиеся занятия, — отозвался Родион.
— Увидимся.
Альфа улыбнулся Марку, поднялся:
— Увидимся.
А затем наклонился над светлой макушкой, поцеловал его в затылок и взъерошил, уходя.Поняв, что позволил себе Родион на глазах у всех, Марк примерз к сидению, уже через секунду чувствуя, как вспыхнуло лицо.      «Что это только что было?»

Лекс выпучив глаза, хлопал ресницами. Вокруг стало как-то тихо.
— У тебя что-то есть с Родионом Сокольниковым?
Чересчур требовательный тон показался грубым, но омега быстро взял себя в руки и поправился. – Я хочу сказать… э, вас связывают какие-то отношения? – уже мягче спросил он.
— Не-е-ет, — заикаясь, ответил все еще красневший Марк. — Он мой родственник. Дальний. И он обычно себя так не ведет.
— Родственник? Ого! – Лекс нервно постукивал по столу наманикюренным пальчиком, размышляя о чем-то. – Тогда все ясно, — неожиданно просветлел он.
— Что ясно?
— Почему он себя так повел.

Увидев растерянный взгляд напротив, Лекс вздохнул:
— Извини, еще не запомнил, что ты девственник.
Напоминание было лишним, Марк нахмурился:
— При чем тут это?
— Илюш, не обижайся. Сейчас я тебе все объясню. Ты заметил, что на нас все смотрят?
— Еще бы, — пробурчал тот.
— Но ведь на нас смотрели еще до того, как подошел Родион.
Марк озадаченно уставился на соседа.
— Так, давай сначала. Сегодня первый учебный день, а значит, первый день, когда можно познакомиться с первокурсниками. Мы… ну что-то вроде свежей крови, и конечно, курсы постарше заинтересованы заполучить… э-э… в друзья какого-нибудь интересного омегу или бету.
— Почему не альфу? – все еще плохо понимая, о чем говорит друг, спросил Марк.
— Да какому омеге постарше будет интересен сопливый недосамец. А вот заполучить новенького омегу интересно всем. Ты думаешь, чего здесь ошивались эти двое, когда ты ходил за вилкой. Они присмотрели себе интересных омег, то есть нас, и решили познакомиться.

Задумавшись, Марк пытался связать все воедино, но получалось не очень.

— А при чем здесь Родион?
— Скорее не Родион, а столовая, — хихикнул Лекс, получив новый озадаченный взгляд. – Илюш, ну ведь именно здесь собрались все! И можно открыто заявить права на первогодок. Ты думаешь, я зря выбрал стол посередине?
— То есть ты хотел, чтобы эти двое…
— Не обязательно эти, — нетерпеливо перебил Лекс.
— Хорошо, ты хотел, чтобы к нам кто-нибудь подошел?
— Естественно, — закатил тот глаза. – Ты только не думай плохого, — поспешил продолжить омега, поняв что Леди Неопытность во всей своей красе взирает на него невинным взором поруганной добродетели. – Я просто хочу завести друзей поскорее. Хочу внимания альф. Почему нет? У тебя кто-нибудь есть?
Внезапный вопрос заставил Марка раскрыть рот и снова его захлопнуть.
— Нет, — отводя взгляд, тихо ответил он.
— И у меня, — прошептал омега на выдохе. – И я не против завести бойфренда как можно скорее. К тому же течка уже через месяц, а проводить ее в одиночестве… бр-р-рр. Ненавижу!

Они ненадолго замолчали.
Пожалуй, Марк мог понять нового друга. Пусть их взгляды не совсем совпадали, но ведь Алексей был старше и опытнее. Наверное, это нормально.

— Так вот, — снова привлек его внимание омега. – В столовой можно заявить свои права, продемонстрировав свой интерес всем разом. Думаю, твой кузен именно это и сделал.
— Какой еще интерес? — бледнея от постыдных мыслей переспросил омега.
— Илюш, ну ты ему родня, так?
— Так.
— Девственник, так?
Марк кивнул, бросая украдкой взгляды вокруг – кажется, их никто не слышал.
— И нет ничего необычного в том, что он защищает свою семью. Он же специально сразу пришел в столовую! Не пошел разбирать вещи и не поторопился подготовиться к парам. Ничего не ел, заметь. Как будто бы просто зашел поздороваться.
— А разве нет?
— Конечно, нет! – возмутился Лекс такой наивности. – Он только что заявил всем, что ты находишься под его опекой. Уж поверь, для других альф это будет предупреждением.
— Кому я нужен, — смутившись такой заботе, небрежно бросил Марк, заставив Лекса ошарашенно вскинуть бровь.
— Откинув тот факт, что ты выглядишь как девятиклассник…

      «Черт!»
Марк даже перестал дышать, но кажется, Лекс не догадался что попал в яблочко.

— …и довольно симпатичный. И ты девственник, — закончил приговор Лекс. – Не забывай, что альфы, в отличие от нас и бет, это чувствуют. А теперь подумай, сколько желающих образуется на твою… э… светлую макушку.

У Марка чуть не отвисла челюсть. Да, конечно он знал, что альфы это ощущают, но ведь не будут же они набрасываться?!

— По-моему ты слегка преувеличиваешь.
Лекс поджал нижнюю губу:
— Не обижайся, Илья. Но думаю, мне хватит пальцев на руках пересчитать девственников во всем универе.
Разговор уже стал неприятным.
— Я… я просто не думал, что все так серьезно, — примирительным тоном отозвался Марк.
Лекс словно бы размышлял, простить его за недоверие к его словам и пренебрежение или нет, а затем выдохнул:
— Просто поверь, что Родион проявил себя, как и положено альфе в отношении тех, кто для него не безразличен. И теперь все об этом знают.
— Это серьезно?
— Очень. Боюсь, ты помрешь девственником.

Когда смысл слов дошел до Марка, он не сдержался и прыснул со смеху. Неужели Сокольникова так боялись?
— Придется пережить.
Радуясь, что атмосфера немного разрядилась, Лекс облегченно выдохнул:
— Не переживай, мы что-нибудь придумаем и найдем тебе какого-нибудь смелого красавчика.
— Мне не надо, — ответил омега раньше, чем подумал. А когда увидел озадаченный взгляд напротив, добавил. – Я собираюсь посвятить все время учебе.
— Ага, конечно. Это ты сейчас так говоришь.
Оставалось просто пожать плечами – Лекс мог верить во все, что ему заблагорассудится.

Они уже закончили обед и собирались отнести подносы, когда Лекс спросил:
— Кстати, а правда, что у Родиона никого нет?
Марк утвердительно кивнул, надеясь, что друг не заметил заминки.
— Тогда… ты не против, если я постараюсь с ним сблизиться?

      Сердце вмиг ухнуло куда-то вниз. Что он может ответить новому другу, который доверился ему, спросил позволения, считая что перед ним родственник заинтересовавшего альфы?

— Против я или нет – не имеет значения. Родион непредсказуем и все решает сам.
— Да, я понимаю. Но мне хотелось бы, чтобы ты был не против, — омега глядел на него взволнованно, словно его мнение действительно что-то значило. Марк видел, как он хотел, чтобы тот его поддержал.
— Конечно, я не против, — поднимая со стола поднос, ответил Марк.
— Вот и отлично! – тут же просветлел друг и улыбнулся. – Родион потрясающий! А та аура что от него исходит…

«Я знаю», — подумал Марк, направляясь вслед за щебетавшим без умолку одногруппником. Отчего-то тот факт, что он сдружился с таким красивым омегой, уже не радовал его так сильно.


Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net