Трансформер — bark

Часть 19 Двое

      Когда Марк пришел в себя, за окном стояла ночь.
— Голоден? – на кровати, облокотясь на изголовье, сидел Родион. На его коленях лежал планшет, а сам он выглядел задумчивым.
— Угу. — Сил не было, но омега пополз к краю кровати, чтобы обуться и спуститься в столовую или на кухню. – А где моя одежда? – только сейчас он заметил, что на нем нет ничего кроме трусов и, краснея, потянул на себя край одеяла.
— В стирке. Сиди, — Родион откинул гаджет в сторону и пошел к двери.Оставшись один, омега поглубже завернулся в одеяло, превратившись в растрепанный кокон.
Голова немного болела. И воспоминания о прошедшем дне никак не добавляли спокойствия. Все что он помнил, это бешеный стук сердца и страх быть пойманным, затем злой Родион, и его истерика.      «Кажется, альфа что-то говорил о телохранителях.»Вернулся Родион с подносом в руках. Бросив омеге майку, он опустил на стол еду, пока парнишка, наполовину укутанный в одеяло, шустро просовывал худые конечности в рукава.
— Ешь.
Просить дважды не пришлось – в желудке было пусто, словно он и вовсе ничего не ел за весь день. Хотя если подумать, он действительно только позавтракал. Родион сел на место и взял в руки планшет, не мешая Марку расправляться с салатом и запеченной рыбой.
Утолив первый голод, омега пережевывал все медленнее, восстанавливая в памяти все события, отчего его решимость поговорить с Родионом окрепла.- Оставь на столе, — бросил альфа, когда Марк поднялся с пустым подносом и замер в нерешительности.Помыв руки, он принял душ, а после, натянув майку пониже, вернулся в спальню. С голыми ногами было неудобно, и как дома он себя не чувствовал, поэтому просто замер посреди комнаты, как и вчера.Родион поднял взгляд:
— Чего ты все время смущаешься?
«Всего. Особенно тебя», — хотел ответить Марк, но промолчал.
Альфа небрежно отбросил компьютер в сторону.
— Садись, — снова скомандовал он, бросив взгляд перед собой.Чувствуя легкую скованность и стеснение, Марк сел куда велели, оказавшись у ног Родиона. Он сидел к альфе боком, и это намного облегчало жизнь хотя бы тем, что не нужно было постоянно прятать глаза. А исходя из его опыта общения с пугающим старшеклассником, это приходилось делать едва ли не каждую минуту.

Марк уже собирался спросить, когда альфа начал первым:
— Теперь у тебя два телохранителя, познакомишься с ними завтра. Они будут наблюдать за тобой на расстоянии, так что не бойся, — Родион убрал выбившуюся прядь за прозрачное ушко, сплошь перетянутое синими ниточками вен. — Я не успел предупредить тебя утром.

Голос звучал неуверенно, будто Родион действительно сожалел о том, что случилось и пытался извиниться, но не знал как. Вряд ли ему часто доводилось это делать.

— Ничего, я и сам зря запаниковал, — Марк поторопился заполнить паузу и слегка повернулся к Родиону, желая видеть его и одновременно боясь.
— Почему ты не позвонил мне, а потом не брал трубку?
Марку оставалось только передернуть плечами.

У омеги, конечно же, было объяснение, но он действительно не подумал, что может сразу позвонить альфе, своему альфе… своей паре, а не бежать.

— В следующий раз, прежде чем решишь что-нибудь сделать, позвони, — Родион взял омегу за подбородок, поворачивая к себе. – Договорились?
Марк часто закивал. От Родиона тянуло невероятной сладостью. Омега сглотнул, бросив взгляд на сухие изящные губы, что ласкали его вчера.
— Это все о чем ты думаешь? – тон стал интимным, и Марк почувствовал, как кровь неумолимо приливает к лицу.
— Нет.
— Правда? О чем же еще? – Родион забавлялся.
— Куда мне идти после школы?

Альфа явно не ожидал вполне серьезного вопроса, который предполагал некоторые детали. Марк довольно отметил, что не зря готовился днем.

— Ты пойдешь домой, где тебя будет забирать Павел и привозить сюда. Здесь ты будешь оставаться на дополнительные уроки и ночевать. Утром тебя отвезут обратно домой, и ты пойдешь в школу. Возражения есть? – холодно спросил альфа.
— Нет.
— Прекрасно. Дома ты ночуешь в среду и пятницу – твои родители настояли, а также в выходные, если меня не будет в городе.
— Ты говорил с отцом и папой?
— Пришлось, — уклончиво ответил альфа.
Брови омеги сошлись над переносицей.
— Они очень на меня злятся?
— На тебя? Скорее, они ненавидят меня, считая что я тебя присвоил.

Оба замолчали. Марк смотрел на плавные изгибы бицепса, на легкий загар и крошечное пятно родинки на локте.

— А ты… присвоил? – дрогнувшим голосом спросил он, не решаясь поднять глаз.
— Сомневаешься? – Вопросом на вопрос ответил альфа и притянул покорного омегу, боявшегося вздохнуть, ближе. Губы Родиона были такими же желанными, как и спелая ягода, кружившая голову. Альфа обхватил руками тонкую талию подростка и притянул его к себе, позволяя ощутить бедром немалое возбуждение.

У Марка закружилась голова.
Напористый, но осторожный поцелуй снова делал его своим. Сегодня Родион был другой, но не менее соблазнительный.
Тягучими, ритмичными движениями он овладевал маленьким ртом, пока его руки блуждали под просторной майкой. От напряжения омега вытянулся в струнку, позволяя гладить себя по изгибу спины крупной горячей ладонью.

Он нравился, и впервые так четко это осознавал. Как бы ни относился к нему Родион, он его хотел, даже несмотря на отсутствие нюха.

Альфа надавил на его грудь, заставив лечь, но не отпуская искусанных губ. Его рука властно прошлась от плеча, по груди опускаясь к паху. Марк приподнял бедра, потянувшись за лаской.
Трусы намокли от выделившейся смазки. Омегу совсем разморило, и он не сдержал протяжный стон, когда его коленки поочерёдно накрыла ладонь, разводя ноги в стороны и оглаживая набухший орган. Наверняка он выглядел очень пошло, но останавливаться не хотелось. Чужая ладонь скользнула в намокшее белье, огладила горящую огнем плоть и двинулась ниже.

Впервые омега почувствовал чужое присутствие там, где до сих пор его никто не мог коснуться кроме него самого.

Подушечка пальца не спеша потерлась о колечко, заставляя омегу напрячься от предвкушения. Новый сдавленный вздох растаял в голодной пасти альфы, поцелуй которого давно перерос в жесткое требование капитуляции. Но омега и не собирался сопротивляться. Палец вошел внутрь на две фаланги, и сердце омеги замерло в груди.
Дав мальчику немного привыкнуть, Родион огладил нежные стеночки, Марк чуть не прикусил ему язык.
— Прости!
Альфа не ответил. Его глаза почернели, грудь тяжело вздымалась.
Он ввел палец глубже, не отрываясь от взволнованного лица, наблюдая как сладко закатываются серые глаза от малейшего движения. Ощущение горячего нутра нетронутой омеги, принадлежащей ему целиком и полностью, заставило Родиона напрячься.

— Что-то не так? – взволнованно спросил Марк, поняв что альфа застыл.
— Дай мне несколько секунд, — взгляд он при этом опустил, словно борясь с самим собой, словно ведя тихий разговор… Но с кем?
А затем к первому пальцу присоединился второй, и Марк откинулся на покрывало от легкой боли, выгорающей в приторно-сладкое удовольствие, скручивающее нутро. Дырочка немного разошлась и альфа сделал несколько резких движений, скользя внутри и накрывая член другой рукой. Этого оказалось достаточно, чтобы омега вскрикнул и дернулся, брызгая на майку альфы.

Сладкое забытье нежно качало в объятьях, Марк раскинулся на животе, прижимаемый тяжелым телом к кровати. Сердце Родиона тяжело стучало в груди, пока глубокое неровное дыханье раздувало пшено волос.
«Но ведь он не дошел до конца», — мелькнула мысль в голове. — «И вчера тоже.»
Омега закопошился, выбираясь из под альфы, заглянул в любимое лицо. Следы напряжения никуда не исчезли.
— Что?
— А ты? – слетело с искусанных губ.
— Что я? – альфа словно был недоволен, и в этом не было ничего удивительного, но ведь он ему ничего не запрещал.
— Почему… — как правильно спросить, омега не знал, а растаявшие мозги никак не способствовали мыслительному процессу, и тогда Марк просто откровенно признался. — Я бы очень хотел…
И уткнулся носом в жилистую шею. Волосы на макушке раздуло от глубокого дыханья.
— И как ты появишься в своей школе?

Об этом Марк сейчас совсем не думал. Но Родион был прав. Если от простых ласк все же оставались следы, то что будет, если они пойдут до конца.

— Антон сегодня сказал, что от меня немного пахнет тобой, — грустно признался омега.
— И я о том же.

Сказать было нечего. С одной стороны Марк мог вздохнуть с облегчением, зная, что желанен и единственное, что сдерживает альфу, это последствия. Они ввязались в непростое дело и нужно было быть осторожными, не давая лишнего повода для подозрений. С другой стороны, было жутко обидно, что им было нельзя сделать то, что так хотелось.

— А я могу… — горло вмиг пересохло и мышцы свело, — как-нибудь тоже сделать тебе… приятно.
— Ты не обязан, — альфа сгреб его одной рукой и подтянул под бок, укладывая. Но омега вырвался и сел перед ним на коленки.
— Но я бы сам хотел. — От стыда и взгляда голубых глаз Марк был готов провалиться сквозь землю, но и тогда бы не взял своих слов обратно.
— Очень.

Часы мерно выбивали секунды, пока время для двоих замерло.
— Тогда иди сюда, — ответил Родион, не сводя пристального взгляда с пылающего лица.
Сердце Марка упало в пятки. Он осторожно подполз ближе к альфе и…


Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net