Мята и фундук — Miss Вдохновение

Рейтинг: NC-17
Размер: Мини
Когда Гарри почувствовал новый необычный запах, он понял что ошибался, считая себя бетой

I. Омега

Гарри Поттер всегда был уверен, что его гендерные качества не относятся ни к расе Омег, ни к расе Альф. Ни одной течки и ни одного крышесносящего возбуждения, которое он бы чувствовал при виде течных омег. Тихая, среднестатистическая бета. Он. Так. Думал.

Война была окончена, Мальчик-Который-Выжил стал мировым героем. Минерва Макгонагалл была выбрана новым директором школы Хогвартс и выпустила приказ о возвращении всех студентов, не окончивших последний (седьмой) курс, в родные просторы. Гарри, Рон и Гермиона были рады вернуться, но герою было паршиво от того, что он не понимал резкие изменения в своем организме в последнее время. Сентябрь и октябрь прошли ужасно: Гарри мучили пульсирующие боли, неконтролируемые эрекции и странный запах, который он ощущал почти двадцать четыре часа в сутки. Эта будоражащая, свежая мята и ваниль. Постоянно, везде, в каждом — Гарри чувствовал этот запах, но никак не мог найти его эпицентр. Носителя.

В ноябре на него обратила внимание проницательная Гермиона. — Тебе стоит обратиться к мадам Помфри, Гарри, — сказала она во время обеда в Большом зале. — Твои симптомы очень похожи на «гендерный перестрой». — О чем ты? — с усилием проглотив еду, гриффиндорец с интересом взглянул на подругу. Рон вообще не обращал на друзей внимание, так как еда всегда была на первом месте для рыжика. Ну, всё же, после Гермионы. Они идеально подходили друг другу. Красивый, аккуратный след от альфовских клыков на шее Гермионы вызывал в Гарри долю зависти. Не то, чтобы он видел в девушке сексуальный объект, нет. Он завидовал их отношениям, в душе мечтая найти такого же человека для теплого и крепкого союза. — Я говорю о том, что в тебе зарождается омега, Гарри, — Рон подавился. — В Гарри?! — истерически спросил он. — Да ну тебя, Гермиона, — усмехнулся брюнет, утыкаясь в тарелку, как вдруг за спиной раздался ядовитый, малфоевский голос. — Омежка, Поттер? — пророкотал он, похлопывая гриффиндорца по плечу, пока тот замер в ужасе. «Мята. Ваниль. Такой сильный запах… Не может быть, Малфой!» — Гарри похолодел, уставившись в стол. — Свалил, Малфой! — рыкнул Рональд, заметно напрягаясь от его ауры. Запах Гермионы за эти пару дней усилился, что свидетельствовало о приближении течки, а Драко Малфой — могущественная альфа с сильным запахом и генами. Даже Поттер заметил, что девушка немного съежилась и скрестила ноги под столом. — Убери руки, сейчас же! — оскалился Гарри, отталкивая руку блондина, но его ладонь прибила к столу более сильная. Брюнет молился, чтобы никто не заметил, как он покраснел и мелко задрожал от будоражащей ярости альфы, прижавшейся к спине. — Уйди! — Малфой, как ты смеешь? — тонким голосом проговорила Гермиона. Немного принюхавшись, она почувствовала сплетение запахов враждующих парней. Зрачки Гарри расширились, подтверждая догадки умной гриффиндорки о принадлежности его к расе Омег. — Убери от него руки. — Зачем же? — промурчал блондин и картинно зарычал прямо на ухо Поттеру. Гарри дернулся, подавившись воздухом. Его спина выпрямилась, сильнее прижимаясь к груди урчащей альфы. Гермиона тоже стала подрагивать от поведения Малфоя, и Рона это взбесило. Он вскочил на ноги и утробно зарычал на слизеринца. Гермиона — его девушка, а Гарри — его друг. И если друг стал омегой, то он будет и его защищать, как своего. — Пошел отсюда, слизеринский выродок, — угрожающе произнес он, опираясь рукой на середину стола, глядя прямо в лицо противнику. Гарри вывернулся, толкая Малфоя в грудь и вставая из-за стола. — Уходи, хорек. Я не хочу драки, — Драко снова перекрыл ему дорогу, и Гарри с вызовом уставился ему в глаза. Тот запах, который сводил его с ума с начала года, возродился в лице заклятого врага, который, судя по трепетно раздувающимся ноздрям, тоже ощущал в нем отголоски своих звериных инстинктов. — Увидимся в классе, — буркнул Гарри, не разрывая зрительный контакт с блондинистым альфой. Драко неосознанно сглотнул, и Поттер принял решение немедленно ретироваться.

***

«Что это было? Малфой — носитель того потрясающего запаха, который возбудил омегу внутри меня?! Это бред! Вселенная не могла так со мной поступить!» — истерил мозг Избранного, пока мадам Помфри объясняла, откуда взялась сущность омеги в его теле в возрасте восемнадцати лет. — Альфа, которой принадлежит этот запах, возможно, является твоим близким другом или врагом, — женщина усмехнулась. — Во всяком случае, он вызывает в тебе сильные эмоции, Гарри. — Почему вы так уверены, что это парень? — краснея, пытался защититься гриффиндорец. — Девяносто пять процентов, Гарри, — Помфри похлопала парня по плечу, посоветовав держаться подальше от носителя запаха, пока не пройдет первая течка, и омега не освоится в его теле. Медсестра сделала тест, и оказалось, что течка Гарри наступит через пару дней. — А этот альфа с запахом? Если я увижу его во время течки? — Поттер сжимал в руках мантию, осознавая всю тотальность своего положения. Если Малфой уже наплевал на свою гордыню и зажал его прямо посреди Большого зала, то во время начавшейся течки его точно ничего не остановит перед желанием трахнуть его в первой понравившейся позе. — На время течки ученик освобождается от занятий, дорогой, — подбодрила его женщина и жестом указала идти. — До свидания. — Спасибо, мадам Помфри.

«Мерлин, у меня будет нервный срыв». Гарри медленно брел по коридору, заламывая пальцы и покусывая губы. — Не могу поверить, что это ты, — услышал он тот же надменный голос, приправленный интересом и малфоевскими нотками. Гарри поднял глаза и замер на месте. Снова. — Уходи, Малфой, — как можно безразличнее произнес он, сдерживая в мертвых тисках души завизжавшую омегу. Драко стоял прямо перед ним, широко расставив ноги и сложив руки на груди, делая позу угрожающей. Он сделал шаг навстречу, и Гарри занервничал. — Не подходи! — Боишься меня? — усмехнулся блондин. — Маленькая омега, — он был довольно близко, чтобы протянуть ладонь и коснуться щеки парня, но Гарри отбил руку. — Зачем издеваешься?! — вскрикивает он. — Мне и так паршиво. Оставь меня, — гриффиндорец делает шаг в сторону, но альфа шагает навстречу. Поттер фыркает, но покорно отходит назад. Спина неожиданно встречается со стеной, и блондин нависает над ним. — Откуда у тебя этот запах? — с неожиданной яростью произносит Малфой, опираясь на руку возле головы омеги. — Он не должен был принадлежать тебе. — Твой тоже не должен был принадлежать тебе! Мята и ваниль… Да я бредил по нему, но почему ты?! — Гарри толкнул слизеринца в грудь, и тот зарычал, прибив его вплотную к стене. Опалив горячим дыханием его шею, Драко проехался по коже кончиками клыков и зарычал: — Я могу прямо сейчас сделать так, что ты начнешь ползать передо мной на коленях и молить, чтобы я вытрахал тебя, — Гарри съежился под властным тоном альфы и засопел. — Давай просто избегать друг друга, — сказал он, теперь уже мягко отстраняя врага. — Нам обоим это не нужно, — Драко окинул его оценивающим взглядом и кивнул.


Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net