Космо… Ёперный театр — Света Михайленко

Глава 3

 — Следующий заход давай без поддавков, — сказал Эш, склонившись к голове Юрргена, и встал, освобождая альфу из захвата.

— Как скажешь, малыш, — съязвил альфа, поднимаясь с пола.

Не знаю, почему омега так странно реагирует на не обидное обращение, но глаза его яростно сверкнули, и он вновь встал в стойку.

— Повторим?

— Обязательно, — кивнул Юррген и начал обходить Эша кругом.

Видимо, первое обидное поражение стало для него полной неожиданностью, да и не только для него. Я не мог и подумать, что омега, каким бы умелым он ни был, сможет уложить альфу мордой в пол, но Эш смог! И это, блять, не укладывалось в моей голове! Подготовка, серьезная подготовка, была видна невооруженным взглядом. Причем, он использовал такие приемы, каких я никогда не видел, парень двигался, как вода, обтекая противника, и как хлыст, ударяя четко и точно, поворачивая собственные якобы недостатки в свою пользу. Несколько мгновений Юррген примерялся к «омежьему нежданчику», после чего сделал обманное движение и кинулся ему в ноги, надеясь уронить Эша, но… Но, блять!!! Этот верткий засранец ушел перекатом и поднялся на ноги до того, как Юррген смог вытянуть руку, в тщетной попытке ухватить ускользающего омегу.

— Сволочь, — выдохнул альфа, окидывая Эша восхищенным взором, а у меня на этот взгляд аж волоски на загривке дыбом встали. Мой! Так и хотелось рыкнуть на наглого альфу и вкатать его в пол за то, что имел наглость прикоснуться к моему омеге! Моему? Хмм, пока нет, но это только по-ка… Омеге же моя помощь была не нужна. Неожиданные ловкость и умения почти не оставили Юрргену шансов. Он с нешуточной уже злостью кинулся на Эша, но именно злость и потеря концентрации позволили омеге вновь «уронить» телохранителя, при этом, не прикладывая видимых усилий.

Эш сделал шаг в сторону от несущегося на него альфы в последний момент, когда я уже хватался за сердце от страха за нахалёнка, легко отбил ладонь, которой Юррген хотел схватить его, и придал ускорения, впечатав свою ладошку в спину и, вроде бы, не сильно толкнув.

— Стоп! Ты злишься, а это не есть хорошо, — Эш поднял руки в защитном жесте.

Юррген поднялся с пола и сокрушенно кивнул. Парень был прав на все сто процентов, а я был с ним согласен — злость худший советчик, особенно в бою.

— Объяснишь?

— Да запросто! — омега тряхнул головой. — Ты в принципе сильнее меня, и вступать с тобой в прямую схватку я не могу. А вот использовать твою же силу против тебя вполне возможно, что я и делал.

— И, должен признать, у тебя отлично получилось, — хохотнул Юррген, окончательно успокоившись.

— Ты же не откажешься время от времени тренироваться вместе?

— Завтра с утра, — кивнул альфа, а я остался тихо охуевать перед монитором.

В то, что Эш потерял память, мне уже как-то не верилось, наоборот, теперь я был убежден, что он скрывает свои знания. Я понял, что просто необходимо познакомиться с омегой поближе. Нужно попросить Юрргена привести его ко мне в техотсек.

***

Тренировки радовали меня неимоверно! Столько удовольствия я не получал от них очень давно, да по сути, никогда. Еще в бытность свою на Земле, мне тренер никогда не позволял «полный контакт» на тренировках, аргументируя это тем, что я девушка. Да и спарринги у меня были только с представительницами слабого пола. В таких условиях было сложно узнать границы своих сил. А тут!!! М-м-м, красота! Юррген, после первой, неудачной для него, тренировки, втянулся в процесс, и побеждать его я мог хорошо, если один раз из трех. Он быстро выучил все мои приемчики, и подловить его стало почти невозможно. Я даже косу стал в ход пускать, правда, заменив металлический утяжелитель на мешочек с песком. Бил он ощутимо, конечно, зато без увечий. Первый удар чудо-косичкой по затылку застал Юрргена врасплох. Тот уж никак не ожидал, что ему может прилететь с совершенно неожиданной стороны. После тренировки он поймал меня за косу и начал разглядывать. Там, под пушистым кончиком с кокетливым бантиком, он обнаружил небольшой мешочек.

— Ты полон сюрпризов, — усмехнулся альфа, выпуская волосы из пальцев, — и, раз уж ты так ловко управляешься с дополнительной конечностью, то нужно придумать для тебя что-то более весомое.

— Более весомое я снял, чтоб тебя не покалечить, — парировал я.

Мне нравилось вызывать на простоватом лице альфы, имеющем в эмоциональном диапазоне не больше трех выражений (злость, веселье и скука), новые. Недоумение ему давалось очень сложно, было забавно следить, как брови силятся подняться выше, складываясь кривоватым домиком, собирая крупные морщины на лбу, глаза при этом округляются, а уголки губ опускаются вниз, будто его кто-то обидел.

— Покажи, — Юррген требовательно протянул руку.

— Ты что думаешь, что я с собой запчасти таскаю?! В каюте лежит, не думаю, что на корабле мне что-то угрожает.

— Может и не угрожает, — загадочно ответил Юррген, — но запас карман не тянет. Кстати, а хочешь посмотреть вооружение корабля?

Нашел о чем спрашивать! Я же практически ничего в этом новом мире вживую не видел, и посмотреть на настоящее космическое оружие хотелось до жути.

— Конечно! А когда?

— Вечерком сходим, после ужина.

Это «после ужина» я ждал с замирающим сердцем. Это же не прогулка по мирному парку, это захватывающее путешествие по боевому крейсеру, где я не видел ничего, кроме коридоров и нескольких бытовых помещений. Меня даже в рубку не пустили, хоть я и пытался пролезть туда, пока запашистый Серри кушать изволил. И вот мы пошли. Не знаю, чего я ожидал, скорее всего, что-то вроде крутящегося кресла в помещении с кучей мониторов, кнопочек, рычажков и прочего, или боевых космических челноков, как в «Звездных войнах». Но и в этот раз я не то, что не отгадал, даже близко не попал. Ангар метров шестидесяти длиной, он, наверное, занимал целый этаж корабля, по середине — широкая дорога, а по бокам — изолированные отсеки. В каждом отсеке находился монолитный болид, похожий на тот, в каком я ездил на планете, но намного больше и как-то массивнее, что ли.

— Это что? — Я прилип к стеклу одного из отсеков, пытаясь заставить свою фантазию хоть немного напрячься и выдать примерный ответ.

— Это БКО-5, — незнакомый голос вклинился в мои фантазии.

— Что? — Я обернулся и увидел того мрачного типа, с которым меня как-то пытался познакомить капитан. Втянув осторожно воздух носом, жутко боясь учуять и от этого представителя альфьих тот самый аромат, с облегчением выдохнул. Пах он нормально… мне понравилось…

— Я говорю, что это, — он ткнул пальцем в капсулу, — БКО-5 — беспилотный катер обороны пятой серии.

— Эш, — вмешался Юррген, — познакомься, это Рашти, наш техник-оружейник. Он один управляется со всем этим хозяйством.

— Эш, — я протянул руку для пожатия, — очень приятно.

Альфа аккуратно встряхнул мои пальчики в своей лапище, не пытаясь склониться и облобызать их. Хмм, плюсик ему за это. Может, и с ним можно будет общаться без опасений за мою пятую точку.

— А можно на него поближе посмотреть? — я снова приник к стеклу, отделяющему меня от ЭТОГО.

— Извини, но нет. Космическая радиация.

Альфа говорил отрывисто, словно рубил фразы, не пытаясь разглагольствовать и убить меня кучей незнакомых и малопонятных терминов. Зачет. А про космическую радиацию я попозже в комме прочитаю.

— И что, кроме этого больше ничего нет?

— Как это нет! — возмутился Юррген. — Есть, конечно!

О-о-о! Эта экскурсия мне понравилась больше всего. Оказывается у них здесь столько примочек, что аж глаза разбегаются. И бластеры (по крайней мере, я так понял по сдержанным объяснениям) для наземных экспедиций, и целая коллекция холодного оружия, для ведения боя внутри корабля, здесь-то не сильно постреляешь, и газовые гранаты (не слезоточивые, а усыпляющие), и бронированные спецкостюмы, и, как это ни странно, медотсек с полудюжиной капсул. Оказалось, что докторов на корабле у них нет, от слова «совсем». Если с членом экипажа что-то случается, то его просто загружают в медкапсулу, где умные нанороботы ремонтируют пострадавших. Ну, то есть лечат, конечно, лечат.

Я еще долго ходил от одной интересной штуки к другой, постоянно дергая альф, требуя от них объяснений. А уже когда мы с Юрргеном собрались уходить, Рашти протянул мне новый кистень — металлическую гирьку со странными углублениями.

— Спасибо, — я погладил пальцами бока, гирька на ощупь напоминала шарик для гольфа.

— Это не все, — отрывисто сказал Рашти, — боюсь, что вторая часть этого подарка тебе не очень понравится.

— Эш, — вмешался Юррген, — это не просто утяжелитель, это настоящее оружие, правда одноразовое, но может пригодиться. На крайний случай. Вторую часть вживляют под кожу, когда будет безвыходная ситуация нужно будет прижать имплантат, и из гирьки в разные стороны вылезут иголки со снотворным.

— Смысл? Чтобы и я, и враг уснули в обнимку?

— Ты не уснешь, тебе будет впрыснут антидот из имплантата, — пояснил Рашти.

— А куда вживляют имплантат? — я отказывался представлять себе место сам, решив, что альфы лучше знают.

— Вообще, кому куда удобнее, — ответил Рашти, — но я бы посоветовал за нижнюю губу.

Я подумал и согласился, что это реально самое лучшее место. Прикусить не специально не получится, да и если кто-то будет удерживать за руки, то вполне реально использовать.

— А кто будет вживлять?

— Никто, — хохотнул Юррген, — просто ляжешь на несколько минут в медкапсулу. Ты даже не почувствуешь.

Я с подозрением оглядел альф, которые стояли с самым невинным видом напротив меня, и решился.

— А, давайте.

Меня уложили под стеклянную крышку, а я про себя вспоминал сказку Пушкина: « В той норе, во тьме печальной, гроб качается хрустальный…», дальше я слов не помню, но ощущения навевают. А потом я отрубился, по ощущениям, буквально на несколько минут, а когда очнулся, то смог нащупать кончиком языка уплотнение за нижней губой ближе к десне. Вот и все, теперь я вооружен и очень опасен.

— Спасибо, — я благодарно улыбнулся Рашти, а тот застыл, пялясь на меня. — Спасибо! — уже громче и приподняв в недоумении брови.

— Пожалуйста, — альфа тряхнул головой и приподнял уголки губ в ответной улыбке, а я залип, настолько изменилось хмурое лицо, преобразившись в почти неотразимо красивое. Б-р-р-р-р!!! Свят-свят! Еще не хватало на альф начать засматриваться. Мне хватает существования одного гипотетического жОниха для кучи проблем. Так что, не фиг! Я вылез из капсулы, опираясь на руку Юрргена, вежливо попрощался и рванул в сторону лифта, торопясь к своей каюте. Будем-думать-посмотреть, чего это вдруг я так странно среагировал на ничего не значащую, едва заметную улыбку?!

Что могу сказать? Ничего я не надумал! Зато ночью мне, впервые за все мое пребывание в новом теле, приснился мокрый сон, а утро обрадовало бодрым стояком. Вот это был шок! Я как-то легко смирился с тем, что я омега, но никак не думал, что мужские причиндалы начнут вдруг проявлять свою активность. Нет, в прошлой жизни у меня был неплохой такой сексуальный опыт, даже с некоторыми экспериментами, но здесь, в этом мире я же девственник… Как-то я подзабыл об этом аспекте жизни. Дрочить я не стал, решив, что вот разбужу сейчас либидУ, а потом мучайся каждое утро с этим «нефритовым жезлом страсти…», жезликом, уж будем честны. Главное, чтобы «грот любви» активность не начал проявлять, не то я совсем свихнусь. Так что нет, дрочить я не стал, обошелся холодным душем и самовнушением.

Следующая, третья, неделя полета ознаменовалась повышенным вниманием ко мне со стороны вонючки-Серри. Чего он вдруг активизировался, я не знаю, но внимание его, по понятным причинам, мне не было приятно. В одно далеко не прекрасное утро он поймал меня выходящим из каюты. Как-то мы с Юрргеном подрасслабились в спокойной обстановке, и я стал приходить к завтраку без сопровождения, встречаясь с альфой уже в столовой. Клитт вообще практически не появлялся, лишь изредка присоединяясь к нам за ужином или обедом.

— И кто это бродит по моему кораблю в таком провоцирующем одиночестве? — Ксерридиан прижал меня к стене, заломив мою руку за спину.

— От-пчхи! -пусти! -апчхи! -апчха! -апчхуй! — вот что за организм. Напало все в один момент: и долбоеб озабоченный, и чих этот ненормальный, и тошнота, что уже скручивала желудок в узел… Вот же кабан вонючий!

— Что ты, маленький, — он обдал мое лицо дыханием, заставив внутренности сжаться противным комом и чихнуть еще три раза, — как же я отпущу такого аппетитного и вкусно пахнущего омегу?

Он приподнял меня, неудобно подхватив одной рукой под ляжку, второй все так же заламывая мою руку за спину, и двинулся к своей каюте. Мне было нереально плохо, до головокружения и помутнения сознания. Эта скотина меня волокла, а я сражался с тошнотой, Слава Богу, чихать перестал, зато слезы и сопли текли рекой. А потом подумал, какого хера я с ней борюсь, с тошнотой-то? Расслабился, перестал сглатывать слюну, глубоко вздохнул напитанный невыносимым ароматом воздух, шмыгнув носом, и, извиняюсь за подробности, обблевал белоснежный китель капитана Серри. Тот взвизгнул, отбросил меня от себя, впечатав в стену, и помчался к своей каюте, растопырив ручонки и расклячив ножонки, забыв обо мне в ту же секунду. Брезгливый, блять! Смотри, цаца какая! А вот нефига лапать! Я сполз по стенке, пытаясь отдышаться, а потом на карачках двинул в свою каюту, запершись в ней.

Так же на четвереньках я добрался до душа и скрутился там клубочком, успокаивая нервы под теплыми струями, смывая с себя поганую вонь. Конечно, можно было бы подумать, что, как это я, весь из себя такой крутой боец, и не справился с каким-то Серри, но! Организм — предатель! Драться и чихать, при этом борясь с тошнотой, я не смог, увы. Так что, теперь дрожал от пережитого, как заячий хвост.

Я решил никому не жаловаться на капитана, незачем спихивать свои проблемы на, пусть и заботящихся обо мне, но, посторонних альф. Сам уж как-нибудь справлюсь. Вымылся, переоделся в чистую одежду, заплел косу, «украсив» ее подарком Рашти, и, тщательно принюхиваясь, отправился на завтрак. Война войной, а жрать охота. Единственное, что я сделал, так это после завтрака попросил Юрргена снова забирать меня из каюты. Слишком уж близко от меня жил этот козел похотливый.

***

В эту ночь я не спал. Интуиция, всегда предупреждавшая меня о грядущих неприятностях, выла дурниной и скреблась кошачьими когтями изнутри. Она и за пару дней до этой ночи тонко нудила, но сегодня… просто пожарной сиреной вопила. Я весь обратился в слух, словно надеясь услышать надвигающуюся опасность. Но «Странник» был тих, лишь негромкий гул двигателей нарушал космическую безмятежность. Решив довериться собственным нехорошим предчувствиям, лучше уж потом посмеяться над своими безосновательными страхами, чем кусать локти, не послушавшись себя, я оделся и заплел боевую косу. Подарок Рашти занял свое законное место под бантиком. Единственным отступлением от моего повседневного наряда стала обувь. Я решил, что массивные берцы будут уместнее, чем те легкие тапочки, которые я привык носить за время путешествия, ведь чего ждать я не знал. Лишь надеялся, что не снова смерти.

Короче, я собрался, весь из себя такой крутой, только боевой раскраски на морде не хватает, уселся посредине кровати, облокотившись на подушки, и сижу — беды жду, ну и дремлю, конечно, потихонечку. Что я могу сказать? Дождался, блять! Время шло к условному утру, когда двери моей каюты бесшумно открылись, и в нее скользнула тень. Я малыми порциями втянул воздух, рассчитывая учуять непередаваемый аромат Серри. Другого кандидата на роль злодея я и представить себе не мог почему-то. Но ошибся — никакого противного запаха не было. Зажегся свет, и передо мной оказался все-таки ненавистный капитан Ксерридиан, наверное… но он почему-то совсем не вонял.

— Какой хороший, послушный омежка, — нет, это не капитан, но очень похож, прямо брат-близнец, только на пару тонов светлее, чем то золотистое недоразумение.

— Чевой-то? — я решил изобразить дурачка, ведь с них спросу меньше. Устраивать войнушку с сопротивлением, не узнав количество противников, мне показалось глупостью. Я же не Рембо какой-нибудь, бросаться голой грудью на сотню противников!

— Мой брат утверждает, что ты дикий, как волчонок, — ответил он мне, а сам потихоньку подходил ближе.

Я сидел и не рыпался, исправно кося под наивного безобидного полудурка.

— А брат у нас?.. — спросил я, пытаясь поддержать разговор.

— Не узнал? — да узнал-узнал, но усердно машу головой из стороны в сторону, я ж дурак. — Мой брат — капитан Ксерридиан. А я — Мерридиан.

М-да, родители изобретательностью в именах не отличались.

— А-а-а, вонючка! — радостно оскалился я. — Так какой он тебе брат, ты же не воняешь? Кстати, я — Эш. Можно я тебя буду звать Мерри?

Видели бы вы морду лица этого ночного вторженца — сказка! Будто его в одно мгновение и пыльным мешком пришибли, и обухом по затылку досталось, а тут еще и яйки защемили, короче, непередаваемое выражение!

— По… к-хм… почему вонючка? — он подошел и сел рядом со мной, откинувшись на изголовье, чинно сложив руки на коленях. Умница, не знает чего от меня такого «странного» ждать. — И нет, Мерри нельзя, можно Рид.

— Ну, ладно, Рид так Рид. А твой брат, он жутко воняет, — доверительно прошептал я, — меня от его запаха тошнит.

— Да? А я? Как я пахну?

Я принюхался, одобрительно похлопал его по коленке и выдал:

— С братом не сравнить. А почему я тебя раньше не видел? — разведка-разведка-разведка.

— Я только сегодня вас догнал, — ответил он, а потом встал и предложил мне руку, — пошли?

— А куда?

— Ко мне на корабль, — Рид цапнул меня за пальчики, стащил с кровати и повел на выход.

— А зачем? — главное лицо сделать наивное-наивное и глазки побольше, и ресничками похлопать.

— Хочу, чтобы ты стал моим омегой, — ага, бегу и падаю! — Моим и брата.

Убил, да я с ними, как говорили на далекой Земле-матушке, на одном гектаре не присяду. Уж лучше неизвестный Раххродар, чем два брата-дегенерата, один Серри, другой Мерри, два дЭбильных альфы.

— Правда? А если я не захочу? — попытался вырвать руку из захвата, но меня дернули, прижав к жесткому телу.

— Не выебывайся! — все, кончились ритуальные танцы, дальше пошла жестокая реальность, но я затолкал злость поглубже, мне они нужны оба, причем желательно в одном помещении и на этом корабле.

— Нет-нет, это я так, просто спросил, а ты мне даже нравишься, — зачастил я.

— Вот и умница, а теперь пошли, — снова перехватил аккуратно мою руку и повел в сторону рубки, за братом, видимо. А я решил немного потрепать ему нервы, раскачать, так сказать, его самообладание.

— А у тебя большой корабль? Больше «Странника»? А команда большая? А в рубку пустишь? А порулить дашь? А каюта у меня будет большая? А куда мы полетим? А ты мне новую одежду купишь? Знаешь, чтобы прозрачная такая…

Рид аж тормознул, не зная, на какой вопрос отвечать и отвечать ли вообще. Но, видимо, моя персона больше не внушала опасений, так что я получил ответы на все интересующие меня вопросы. Прибыл этот дебил на небольшой яхте «Антее». Команда — он один, да брата вот решил забрать. И в рубку пустить пообещал, и порулить дать, и везти меня он собрался к себе домой — давно мечтал об омеге. Наивны-ы-ый!!!

***

В рубке царил форменный бардак. Теперь я наконец-то понял, почему Рид ходил по кораблю, как у себя дома. Команда валялась сонная и связанная.

— А что ты с ними сделал? — я ткнул пальчиком в коматозников.

— Газом усыпил, — ох, индюк! Раздулся от гордости!

— А почему я не уснул от газа? — вот и вправду, интересно же. Вся команда спит, а я бодрячком.

— На ваш уровень газ не подавался. Я не хотел тебе навредить.

— Спасибо. — Благодарил я его совершенно искренне, честно, не то мою сонную тушку перенесли бы, и все, поминай, как звали. — А они умрут?

— С чего бы это? — он недоуменно приподнял брови. — За убийство альф меня будут гонять по всем трем галактикам, а за похищение омеги, если он станет законным мужем, лишь штраф выпишут, отнять-то тебя будет уже нельзя.

Вот значит как! Ну ладно, мы еще посмотрим, кто кого! В этот момент в рубку вошел Серри, распространяя невыносимое амбре вокруг себя. Я подергал Рида за руку и попросил:

— Пусть твой брат не подходит, не то меня стошнит.

Он покровительственно похлопал меня по спине и отправился к брату.

— Ксер, вот объясни мне, на хуя ты пил усилители запаха? Думал он, — Рид кивнул в мою сторону, — на тебя поведется?

Вот и выяснилась причина такой невыносимой пахучести этого дятла, а меня уже начало мутить от вони.

— Иди выпей подавители, иначе омега скопытится от переизбытка твоих феромонов. Смотри, он уже побледнел.

Ксер что-то отрицательно буркнул, помотав головой, но Рид тут же его перебил:

— Яхта маленькая, он помрет в ней из-за тебя! Но если ты не хочешь, то оставайся здесь, а я улечу с омегой.

Ксер ушел, а я, оглядывая команду, понял, что они начали потихоньку приходить в себя.

— Он больше не будет вонять? — спрашивал, а сам занимал место поудобнее, чтобы для маневра хватило.

— Не будет. Вернется минут через десять уже нормальным.

Значит, у меня есть десять минут. Встал в стойку, прихватил кончик косы пальцами, оскалился на альфу и сказал:

— Ошибся ты, Рид, не буду я твоим омегой, твоего брата тем более. Я лучше сдохну.

— И что же ты мне можешь сделать?

— Попробую надрать твою альфью задницу, — я пожал плечами и буквально выплюнул презрительное: — Мерррррри!

Он кинулся…

Раххродар

Нападение на корабль произошло глубокой ночью, когда вся команда, кроме трех дежурных, спала. Никогда не думал, что захватить боевой крейсер так просто, конечно, при наличии предателя. Им оказался Ксер, сидящий в рубке в защитной маске, но осознал я это слишком поздно, когда уже уплывал в сон, чувствуя напоследок на языке сладковатый привкус усыпляющего газа. Очнулся я уже в рубке, нас соскладировали аккуратным штабелем, предварительно связав. В голову словно ваты напихали, и сквозь неясный гул слышались голоса. Титаническим усилием воли я заставил себя приоткрыть глаза и обмер. Мой омега стоял напротив альфы, незаметно для него принимая боевую стойку. Я оглядел команду — почти все пришли в себя и напряженно следили за происходящим.

— Попробую надрать твою альфью задницу, Мерррррри!

Эш оскалился и повел рукой, словно приглашая альфу к танцу. Я понимал, что закрывать глаза бессмысленно, поэтому следил за каждым движением омеги, как и остальная команда. Все неверяще пялились на хрупкую фигурку, один лишь Юррген смотрел с затаенной надеждой.

Альфа, очень похожий на Ксера, скорее всего его брат-близнец, уверенный, что справится с омегой в пару секунд, совершенно не думая кинулся на него. Эш ушел из захвата, почти невозможно изогнувшись, и толкнул обеими руками альфу в спину, заставляя того впечататься лицом в стальную стойку.

— Сука! — рыкнул альфа, оборачиваясь. По лицу из разбитого лба текла кровь.

— От суки слышу, — ухмыльнулся Эш, а я понимал, что он нарочно дразнит противника, заставляя того совершить ошибку.

Альфа снова кинулся, но на этот раз не бездумно, а уже просчитывая варианты. Видимо, вредить омеге он все же не хотел, поэтому пытался не ударить, а схватить. Эш поднырнул под его руку, и сделал подсечку, отправив зарычавшего альфу в полет. Еще трижды омеге удавалось уходить из захвата, но и он начал делать ошибки — сказывалась усталость и разница в массе и силе. Его везение не могло продолжаться вечно…

В следующую атаку альфа кинулся на пределе скорости. Эш пытался уйти с траектории, ему не хватило буквально пары сантиметров. Альфа впился рукой в предплечье и дернул омегу на себя.

— Наигрался, паскуда!

Широкий замах, и хлесткая пощечина обрушивается на нежную щеку. Голова Эша мотнулась из стороны в сторону, и по подбородку стекла струйка крови из разбитой губы. Он плюнул в лицо альфе, получив за это вторую пощечину. Тот уже двумя руками держал Эша перед собой, скалясь на него.

— Хотел сделать тебя мужем, но теперь будешь просто игрушкой! Потаскухой! — рыкнул альфа.

— Хуй тебе!

Эш сделал короткий замах, который альфа пропустил и воткнул острую коленку тому в пах со всей силы. Альфа выпустил Эша из рук, рефлекторно схватившись за самое дорогое, и скрючился, пережидая приступ острой боли, дыша сквозь зубы. Эш, умница, не стал дожидаться, пока альфа придет в себя, сделал шаг назад, и со всего размаха впечатал тяжелым ботинком в висок теперь уже поверженного врага. Альфа коротко хрюкнул и упал на пол без сознания, а вся наша команда восхищенно выдохнула.

— Эш, — Юррген первым успел позвать омегу, но тот ничего не ответил, упал на колени, обвел нас всех мутным взглядом, и его стошнило.

— Эш, малыш, — Юррген снова позвал омегу.

— Я запретил тебе меня так называть, — голос парня, хоть и слабый, обрадовал нас всех. Альфы начали подбадривать его, и он, пошатываясь, встал. В том, что произошло дальше, я виню всех, кроме Эша, естественно. Тот еле стоял, тряся головой, а вот мы — пятнадцать дебилов — забыли о Ксере.

***

Господи, моя голова. Я едва воспринимал происходящее, так гудело в башке. Вот придурок, нужно же было так нарваться. Я помотал головой и вытер губы, наверняка легкое сотрясение заработал, вон как тошнит. Слышу встревоженный голос Юрргена, он зовет меня, но ответить я пока не в силах.

— Эш, малыш.

Вот жеж сволочь, знает, чем меня в чувства привести.

— Я запретил тебе меня так называть, — голос, конечно, как у умирающего, но ничего, мы еще побарахтаемся. Сплюнул кровь, что сочилась из разбитой губы и начал потихоньку вставать, где-то Ксер бродит и должен вернуться с минуты на минуту. Нет, драться с еще одним альфой я не собирался, а развязать Юрргена не успел бы. Он лежал погребенный под телами, а освобождать кого-то другого ссыкотно, кто его знает, что у альф этих долбанутых на уме. Так что я просто стоял и ждал Ксера, решив воспользоваться подарком Рашти. Связанные альфы вдруг заволновались и стали предупреждать меня о надвигающейся опасности в виде бывшего капитана, но я стоял не шевелясь. В смешении тел вдруг увидел Рашти, заметил испуг в его глазах и прошептал губами:

— Все будет хорошо.

Этот придурочный золотистый альфа на сто процентов оправдал мои ожидания. Он подкрался и обхватил меня со спины, со всей силы прижимая к себе. Имплантат под тонкой кожицей хрустнул, и мы рухнули на пол. Я пришел в себя почти мгновенно, а вот Серри спал, пуская слюни.

— Эш, — снова вклинился Юррген, — развяжи кого-нибудь.

— Нет, — я упрямо мотнул головой, — первым я развяжу тебя. Ну-ка змейки, поползли.

Я принялся распихивать альф, бесцеремонно оттягивая их от Юрргена. Потом бегал на кухню за ножом, потому как спеленали их такими узлами, что мне с моими пальчиками там делать было нечего. Первым я, как и планировал, освободил Юрргена.

— Теперь развяжи Клитта, Рашти и Тайферра, — сказал я альфе.

— Почему? — он спрашивал, а сам уже распутывал указанных мной.

— Потому что им я доверяю… — ответил, а сам свернулся калачиком в ближайшем кресле, кстати, жутко неудобном и жестком, и задремал.

0
0

Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net