Инстинкты — Kemana912

Глава 9

      Гарри проснулся на удивление рано. Волшебные окна показывали, что только забрезжил рассвет. Северус еще спал, положив голову на согнутую руку. Его лицо дышало спокойствием и именно сейчас стало заметно, что он еще очень молод, но из-за своей привычки хмуриться выглядит старше. Сейчас можно было безнаказанно рассматривать мужественное лицо с бледной кожей и выдающимся носом. И что он ему так не нравится? А еще у него подвижные брови, длинные ресницы и четко очерченные тонкие губы, необычайно яркие сейчас. И не удивительно. Вчерашний день оказался морально очень тяжелым. Под угрозой оказалась их семья. Поэтому Северус целиком отдался чувствам. Чувственно ласкал, благоговейно целовал еще плоский живот, бережно готовил для себя. Потом он брал его отчаянно-нежно, ни на мгновение не прекращая целовать. Гарри только и оставалось, что отдавать всего себя без остатка, плавясь от ласк и умирая от переполнявших его эмоций.
Он так задумался, что не заметил, как открылись бездонные черные глаза. Проснувшийся Северус очень удивился, когда увидел полный восхищения и нежности взгляд Гарри. Вроде бы и восхищаться то нечем…
— Красивый?
— Идеальный…
Спорить настроения не было. А на что-то более существенное и нужное не было времени. Часы показывали пол седьмого утра и его мальчику нужно возвращаться в гриффиндорскую башню. Пришлось ограничиться легким поцелуем.
В гриффиндорской гостиной было пусто, чем и решил воспользоваться Поттер. Умылся он у Северуса. Поэтому быстро переодевшись в чистое и собрав сумку, он пошел писать письмо Тому. Уже когда он вернулся из совятни, у камина обнаружились обеспокоенные друзья.
— Мерлин, Гарри, разве так можно? Где ты был так долго?
— Да, дружище, заставил ты нас поволноваться.
— Я у Северуса ночевал.
— Да это мы поняли. Ну, ты же помнишь, что допоздна бродил по замку? Но ты же должен был вернуться рано утром! Все уже встали. Не мог же ты всю ночь бродить…
— Так я утром и пришел. Семи еще не было. Переоделся, сумку собрал, письмо Тому отправил.
— Тогда ладно. Что все-таки случилось?
— Сейчас уже ребята спускаться будут, так что не здесь. Давайте после занятий в Выручай-комнате. Пошли на завтрак. Я голодный как волк.
— Ну, еще бы! — понимающе улыбнулся Рон.
— Без комментариев, пожалуйста!
— Так я от зависти.
— Значит, завидуй молча.
За завтраком Гарри проверил действие выученного накануне заклинания. В кубке с соком обнаружилось Зелье Доверия и Зелье Рассеивания внимания, не самого лучшего качества. Как оказалось, заклинание показывает даже такие подробности. После подробных объяснений Рон и Гермиона тоже проверили свои кубки и тарелки. Содержимое кубков пришлось заменить обычной водой. Мало ли. И так не самое радужное настроение окончательно упало. Занятия прошли напряженно. К Гарри старались подойти все кому не лень. Некоторые, чтобы пригласить на свидание, а иные и с целью убедить его (хотя скорее себя), что именно вот этот вот альфа ему не подходит, ибо он занят. Большинство быстро замолкали, заметив кольцо на безымянном пальце левой руки*. Увы, но попадались и особо упертые. Их приходилось отгонять Рону.
Добравшись до Выручай-комнаты все с облегчением опустились в кресла.
— Ну, рассказывай!
— Дамблдору очень не понравилось, что я вступил в наследие. И он попросил… точнее приказал Северусу сварить зелье «Свет Бригиты». Северус отказался, теперь директор ему угрожает.
— Что за зелье?
— Зелье для подавления наследия. Имеет необратимое действие. В моем случае действие не предсказуемо. Это как минимум выкидыш. Последствия могут быть любыми, вплоть до смерти. Никакие проявители и амулеты на него не реагируют. Только заклинанием и можно проверить.
— Но если оно столь опасно, почему амулеты не реагируют?
— Потому, что оно на самом деле безопасно. По сути оно просто блокирует наследие и подавляет инстинкты. Только это зелье предназначено для взрослых волшебников, имеющих детей и, самое главное, наследников. А не для беременных омег, только вступивших в наследие.
— Чем угрожает Дамблдор?
— Азкабаном. Северус на свободе только из-за поручительства директора. Если он не согласится сварить это зелье, он потеряет доверие, а значит сядет.
— И это Великий Светлый волшебник? — присвистнул Рон. — За что сядет?
— Пособничество Темному Лорду. Ни свидетелей, ни прямых улик нет, зато есть метка.
— А от метки не избавиться… Гарри, я подумаю, что можно сделать.
— Спасибо, Мио. У нас есть один вариант, но рассказать я могу только под Чарами Конфиденциальности и вы позволите наложить Обливиэйт, если не сможете принять такую информацию.
— Не знаю, дружище, что за тайны у тебя, но если это единственный способ тебе помочь, то я согласен.
— Я тоже согласна. Но ты все объяснишь.
— Спасибо. Я рад, что вы есть у меня. Поможете с чарами?
После установки чар под чутким руководством Гермионы, все расселись опять по своим креслам. Подумав, Гарри вызвал Добби и заказал у него чай и сладкого. И только дождавшись, когда все сделают хотя бы по глотку и настроятся, начал рассказывать.
— Помните же, я упоминал волшебника, Тома? Так вот его полное имя Том Марволо Реддл, он же Лорд Волдеморт. Когда вскрылось, что я омега и что Северус моя пара, мы поговорили. Вот никогда не думал, что он настолько не уверен в себе. Целую речь сказать пришлось. А потом еще и делом доказать. Рон, ты не о том подумал. Я другое имел в виду. Так вот, у нас возникла трудность: Волдеморт или Дамблдор. Нужно было выбрать. И выходило все так, что целее мы будем, если попробуем заключить мир с Волдемортом. Написали письмо, встретились. Очень плодотворно поговорили. Тут-то и выяснилось, что мы сделали правильный выбор. Слышали что-нибудь о крестражах? Нет? Ну, это естественно. Это темная магия. Очень темная. Часть души, заключенная в какой-либо предмет или живое существо. Пока есть хоть один крестраж, волшебник не может умереть. И Том сделал их несколько, настолько он боялся смерти. Это свело его с ума. Поэтому стал убивать, пытать своих же Пожирателей. Вот и тогда, в восемьдесят первом, он почти ничего не соображал. Он увидел во мне опасность и пришел убивать. Только вот что-то пошло не так и его Авада отразилась от меня и прилетела ему же. И так получилось, что я стал его крестражем.
С трудом переварившие сотрудничество с Волдемортом, Рон и Гермиона просто перестали дышать. Рон схватился за голову. Для него оказалось трудно принять такие подробности, но вспоминая все, что было связано с Гарри, он не мог не заметить ни искренности своего друга, ни его доброты и щедрости. И чужое безумие вроде его не затронуло… Гермиона поняла больше, чем Рон.
— Тогда получается, что он будет жить, пока жив ты. А Дамблдор знает?
— Думаю знает. А еще постоянно твердит о долге и моем предназначении.
— Вот скотина! — такое экспрессивное высказывание в исполнении Гермионы вызвало небывалое удивление. Чтобы их правильная Мио и выругалась…
— А мне разъясните, пожалуйста.
— Рон, как ты еще не понял! Дамблдор хочет не просто победить Волдеморта, а его уничтожить. Он собирается пожертвовать Гарри. Поэтому и опекуны у него маглы, и о наследстве он ничего не знал, и полное игнорирование нарушений правил. Он пытается воспитать из Гарри правильного героя, чтобы он в нужный момент без колебаний собой пожертвовал. Во имя великой цели, разумеется.
— Вот блин! И зелье ему нужно по той же причине… Конечно, он не беспокоится о твоем здоровье и о том, как может повлиять зелье. Тебе все равно полагается красиво умереть.
— Ну, допустим, уже не полагается. Во-первых, у меня заключено почти официальное перемирие. А во-вторых, крестража во мне уже нет. Мы ритуал провели. И Том теперь намного адекватнее стал.
— Это хорошо, конечно… только…
— Только что, Мио?
— Я не знаю, как мне поступить. Ты его союзник, а я маглорожденная…
— Вообще-то он не против маглорожденных. Он против безграмотности и наглых грязнокровок. И, прежде чем ты начнешь возмущаться, знай, что грязнокровки — это не синоним маглорожденным. Просто так получилось, что грязнокровок среди маглорожденных больше.
— То есть?
— Грязнокровками изначально называли волшебников, которые не хотели жить по магическим законам. В первую очередь — это маглорожденные, навязывающие законы магловского мира и не желающие изучать магический. По сути маглы с волшебными палочками. Еще так называли чистокровных, забывших или подстраивающих законы магии под себя. Драко, назвавшего тебя грязнокровкой, самого можно так назвать, только из-за неверного понимания этого слова.
— Даже так… А…
— Мио, давай не сейчас! Я обещаю, потом отвечу на все вопросы, на которые только смогу. Сейчас не о том разговор. В общем, я сегодня написал Тому, попросил убрать метку у Северуса. Письма еще не было, но надежда пока есть. Если Том откажет, нам придется уехать. Сбежать. Скорее всего в Германию. Там Гильдия Зельеваров, Северуса там хорошо знают, помогут если что. А самое главное, там не любят Дамблдора, так что не выдадут.
— Ох… О таком исходе я и не задумывалась, но ты знай: мы любое твое решение поддержим и, если нужно, прикроем.
— Очень надеюсь, что такие кардинальные меры не понадобятся.

 

***

Лорд Волдеморт пребывал в замешательстве. Северус был очень выгодным союзником. А еще он всегда был очень своенравным и свободолюбивым. Пока у него есть метка, можно не беспокоиться, потому что есть возможность его контролировать. Но если ее снять… Дамблдор уже не был такой уж серьезной проблемой. Снейп уже не станет ему помогать. Только вот терять такого талантливого, а самое главное проверенного, зельевара не хотелось. Он всегда превосходно исполнял свои обязанности, даже когда стал шпионить для Дамблдора. Волдеморт прекрасно об этом знал, но не спешил об этом сообщать Снейпу. Так было выгодней. Тем более достоверной информации об их основной деятельности зельевар знать не мог. На общих собраниях ничего особенного не раскрывалось. Самое главное выполнялось в строгой секретности. Причем, все было распределено по группам. И каждая группа знала только ту часть информации, что непосредственно касалась их задания. Всю картину видел только сам Волдеморт. Северус умный и наблюдательный, поэтому он наверняка знал больше остальных, но никогда его догадки не подтверждались реальными фактами. Честно говоря, что Северус стал шпионом открылось не сразу, слишком уж он был хорош. Просто когда в приступе ярости он, еще тогда, в восемьдесят первом, особо жестко оторвался на своих подчиненных. И именно тогда смог увидеть воспоминания Снейпа о разговоре и договоре с Дамблдором. Дамблдор свою часть договора не выполнил, значит есть вероятность, что Северус будет сотрудничать с ним. А если постараться, то можно и по-настоящему преданного союзника получить. Да и Поттер должен в этом помочь. Значит, нужно сделать первый шаг — вызвать Северуса и снять у него метку. Гарри это должно понравиться.

***

Гермиона обессиленно вздохнула, глядя на Гарри. Тот сидел с потерянным видом, бездумно размазывая картофельное пюре по тарелке. Уговорить его съесть хоть что-нибудь не получилось. Снейп исчез и пока не появлялся. Естественно Гарри успел уже много чего напридумывать и теперь корил себя за то, что так прямо обратился к Тому с просьбой. Нужно было тоньше. С Северусом посоветоваться, предложить что-нибудь взамен. Теперь неизвестно чего ждать. И письмо так и не пришло. За всеми этими мыслями Гарри и не заметил, как друзья чуть ли не волоком увели его из Большого зала. По дороге в гостиную тетрадка, которую Поттер за все это время так и не выпустил из вида, слегка засветилась, оповещая о сообщении. Прочитав его, Гарри под понимающим взглядом друзей накинул мантию-невидимку и помчался в подземелья.
Дверь открылась едва гриффиндорец постучал в нее, как будто Северус стоял и ждал стука. Сильные руки втянули внутрь, сорвали мантию и притянули к горячему телу. Судорожно вздохнув, Снейп очень ласково поцеловал свое наваждение, шепча слова благодарности. Млеющему от ласки парню даже объяснять ничего не пришлось.
— Покажи!
Северус расстегнул манжеты и закатал рукав рубашки, обнажая предплечье. Кожа была абсолютно чистой, ни следа уродливой метки. Он все рассказывал, пока эльф расставлял ужин на столике перед камином. Так как Северус ужин пропустил, а Гарри кусок в горло не лез, было решено перекусить и поговорить заодно. Пока решили не дергаться, а тихо-мирно приготовить все, что нужно для побега. На всякий случай. Все-таки покидать родину не хотелось, но такое предусматривалось. Все зависело от того, как отреагирует Дамблдор.

* Насколько я помню, в Англии и во всех католических странах обручальные кольца носят на левой руке.

0
0

Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net