Инстинкты — Kemana912

Глава 7

      И все-таки они решили раскрыться, когда Том будет готов сообщить о том, что Гарри его поддерживает. Будет это не скоро. Поэтому пока что разбирались с насущными проблемами. И в первую очередь с ритуалом. После изучения Ритуала соединения и тщательных подсчетов выяснилось, что присоединить отдельную частичку души невозможно. Силы, создаваемой ритуалом, было слишком много для одной. Тогда у Гарри возник вопрос: сколько крестражей у Тома всего и сколько он может присоединить? Подумав и поколебавшись, Волдеморт решил присоединить все, кроме Нагайны. Сколько у него крестражей, он так и не сказал. Просто согласился на ритуал, который чуть не сорвался.
Для соединения души вновь необходимо было иметь под рукой один крестраж (даже если их несколько, все остальные осколки притянутся сами), зелье, начертить пентаграмму и рунный круг, и, с помощью специальных катренов, попросить Великую о милости. Крестраж имелся — Гарри. Пентаграмму и рунный круг начертили. Зелье было почти готово, осталось добавить последний ингредиент, который отмерялся с учетом количества крестражей. А вот тут случилось непредвиденное. Темный Лорд узнал, что Гарри уничтожил один из крестражей. Из-за чего чуть не убил самого Гарри и непонятно чем думающего Люциуса. И, если маленький наивный гриффиндорец просто спасал себя и Джинни, то Малфой знал, что вещи Лорда просто так на сохранение не оставляются.
Ничего не подозревающего Гарри из-под авады выдернул Северус. Люциус увернулся самостоятельно и даже успел сбежать домой через камин. Лорд успокоился сам, когда понял, что чуть не исполнил план Дамблдора здесь и сейчас. Выпив успокоительного и заполировав эффект коньяком, он окончательно пришёл в себя. Потом подумал и решил, что ритуал все равно нужно проводить. Только вместо провинившегося Малфоя проведет его Снейп. Результат превзошел все ожидания.
Два дня что Гарри, что Том отсыпались и восстанавливались. А когда встретились… Гарри-то не изменился, только шрам пропал. А вот Темный Лорд поменялся кардинально. Он стал почти как прежде. Вполне человеческое лицо, нормальное, хоть и бледнокожее тело. От того, что было, осталось только напоминание в виде красных глаз и немного резких черт лица. И это только внешне! Эта версия Тома уже не так кривилась от собственного имени, вполне искренне согласилась с Гарри, что маглорожденных надо перевоспитывать, а не убивать, а также признала, что маглов действительно слишком много, чтобы пытаться их захватить или уничтожить. В общем, Лорд Волдеморт стал тем, кем был раньше: адекватным, сильным и харизматичным лидером. Теперь Гарри понял, почему Северус пошел за ним тогда. Сейчас он и сам был рад, что все так повернулось. Такой Том ему очень нравился. Хотелось больше с ним общаться, спрашивать, узнавать. Но увы. Отведенная для решения проблем неделя подходила к концу и нужно было возвращаться в Хогвартс. Гарри решил наладить переписку между ними. А на вопросы, которые непременно возникнут, он будет говорить, что это ему пишет маг, который помог ему поймать предателя. Зовут Том. И ведь ни слова неправды. Сам Великий и Ужасный подумал и согласился. Даже расщедрился на прямой доступ для Букли. Подумал еще и отправил Снейпа за совой для себя. Мало ли?
Если с Томом можно переписываться, то с Северусом нет ни малейшей возможности общаться. Конспирация! Но Гарри не был бы собой, если не нашел бы выход. Тетрадки с Протеевыми чарами. Самые обычные тетради в кожаных обложках. В таких большинство волшебников ведут дневники, рабочие журналы, пишут конспекты и производят расчеты. А чтоб не случилось непоправимого, он добавил заклинание от прочтения. Любой заглянувший в тетрадь без разрешения владельца увидит обращенный к нему текст с угрозами и оскорблениями. Сами тетрадки были защищены от влаги, несильного огня и физических повреждений.
В воскресенье все были готовы и собраны. Гарри вместе с Петтигрю в клетке отправился в аврорат. Северус пошел к Директору с отчетом.
В Министерстве несмотря на выходной было полно народу. Пройдя контроль на входе, Поттер целенаправленно двинулся к лифту. Благодаря значку с написанной на нем целью, он просто притягивал взгляды встречных волшебников. Хорошо еще, что пошел в мантии с глубоким капюшоном. Дежурный аврор встретил подростка с легкой ироничной улыбкой, с интересом поглядывая на клетку с крысой. Когда парень снял капюшон, аврор удивился и позвал начальство. Сначала эмоциональную и немного сумбурную речь неожиданно найденного Героя не воспринимали всерьез и пытались перебить. Какой такой преступник? Петтигрю? Так он же умер. Жаль вашего крестного, но он сам виноват. Но когда разозленный Гарри обездвижил и вытащил крысу, а потом легким движением палочки вернул анимагу человеческий облик… Окружающие авроры и работники Министерства, сбежавшиеся на шум, стали похожи на рыб, выброшенных на сушу. Те же выпученные глаза и безмолвно открывающиеся и закрывающиеся рты. В такой тишине голос Гарри прозвучал особенно громко.
— Знакомьтесь, Питер Петтигрю! Трус, предатель, Пожиратель Смерти. Это он был Хранителем тайны и провел в наш дом Волдеморта. А также именно он убил тех маглов Бомбардой. Да, кстати, я хочу присутствовать на первом допросе. И хочу чтоб присутствовали журналисты. Люди должны знать правду и как можно скорее.
Затем Гарри сел на ближайший стул, готовясь к представлению. Это было нечто! Люди шумели, кричали и толпились. Глава Аврората Руфус Скримджер собрался быстро и первым делом отправил за Министром. Собрался целый консилиум, пока обсуждали возможность присутствия на допросе журналистов и Поттера. Через полчаса все же решили допустить. Мало ли что сделает Герой, если его желание проигнорировать.
На подготовку к публичному допросу ушло полчаса. Сам допрос длился не многим дольше. Но сколько сенсаций! Журналистская братия пищала от восторга. Вторая волна восторженного писка прошла, когда Гарри Поттер согласился ответить на несколько вопросов. Сам Гарри был доволен. После того, как выйдут статьи, Сириус сможет вернуться. И никто помешать не сможет. Даже Дамблдор. Да и Фадж вроде немного успокоился. Заявлений о воскрешении Волдеморта больше нет, значит и предъявлять нечего. Пусть думает что Герой смирился. Поговорили они спокойно. Министр осторожно поспрашивал его мнение о Дамблдоре, войне и непосредственно Волдеморте и остался доволен ответами. Ну а что? Мнение директора о Пророчестве, грядущей войне и воскрешении Темного Лорда он лично не поддерживает. В то, что будет война, он не верит. А то, что он про возвращение говорил… Так от испуга! Кубок перенес неизвестно куда, какие-то люди непонятные вокруг, Седрик умер, вот и привиделось. Что вы от школьника хотите? И вообще он не дурак, чтоб против политики Министерства идти. В Хогвартс Гарри вернулся уже к обеду в сопровождении аврора.
Явление пропавшего Героя было фееричным. Во время обеда, в самый его разгар, в дверях большого зала появились Поттер и аврор. Зал замер и замолк, ненадолго. Когда все зашумели, аврор что-то спросил у Гарри и, после его кивка и тихого ответа, спешно ретировался. Гарри усмехнулся и прошел за гриффиндорский стол к Рону и Гермионе, коротко глянув на забавляющегося устроенным цирком супруга. Друзьям пришлось пообещать рассказать все, но позже. И он действительно решил им рассказать почти все. Родному факультету пообещать то же самое, но с поправкой на то, что рассказывать он им будет только чуть более подробную официальную версию. Дамблдор обойдется без подробностей. И действительно, с трудом успокоив учеников, директор потребовал, чтобы Гарри пришел в его кабинет после обеда.
К кабинету директора Гарри шел в предвкушении. Когда еще удастся насолить Дамблдору. Он, конечно, не был для него врагом, но и союзник из него тоже был плохой. Его интересовали только собственные цели, это пресловутое «Всеобщее Благо». И мнение окружающих его совершенно не волновало. В кабинете кроме директора собрался костяк Ордена Феникса. То есть старшие Уизли, Грюм, Кингсли, Сириус, Люпин. Ну и Снейп, конечно. Как понял Гарри, это были те, кто принимал активное участие в его поисках. Официально здесь находились только Макгонагалл и сам хозяин кабинета.
— Ты не торопился, мой мальчик. Проходи, садись, — судя по всему с остальными директор провел беседу и велел не вмешиваться.
— Что вы, профессор Дамблдор. Пришел, как только смог. Меня отпустили, только когда я пообещал все рассказать позже. У меня очень любопытные однокурсники, знаете ли.
— Допустим… Но это все равно не важно сейчас. Будь добр, объясни, где ты был все это время?
— Искал Петтигрю.
— Это очень глупо с твоей стороны, Гарри, — Дамблдор был на редкость серьезен. Видимо, пропажа Избранного выбила его из колеи. — Ты мог попасться на глаза Пожирателям. И какой смысл искать Питера, если его не смогли найти более опытные взрослые. И вообще, что за спешка? Почему ты…
— Извините, что перебиваю. Но вообще-то я его нашел.
— Что? — воскликнули почти все присутствующие. На него смотрели с недоверием и изумлением, как на умалишенного.
— Да, нашел. И сегодня утром сдал в аврорат. Так что Сириуса оправдают. Собственно, завтра, после того как все получат газеты, ты можешь идти в Министерство, — это уже непосредственно к Сириусу.
— Гарри, ты что и в газеты сообщил? — Блэк выглядел шокированным, но счастливым.
— Не совсем. Я настоял, чтоб его допрос провели при мне и в присутствии журналистов. По-моему, министр со Скримджером дольше совещались, чем допрос проводили. Зато теперь подробности первого допроса будут в газетах. И всем станет ясно, кто на самом деле был предателем, — Гарри просто сиял, а Дамблдор напротив нахмурился. Кажется, опять нарушены его планы.
— Рассказывай все! — процедил сквозь зубы директор.
— Поиски я начал еще летом. Мне нужно было отвлечься, и я связался с гоблинами.
— Ты был в банке?
— Да нет, сову отправил. Поинтересовался насчет денег, выяснил, что все счета мне будут доступны только после совершеннолетия, — Дамблдор напрягся. — Но на моем школьном счету тоже довольно много денег. И я заказал поиск Петтигрю. Две недели назад мне сообщили, что видели мага похожего на Петтигрю. Я и рванул туда. Знаю, что это было глупо, но вы бы не отпустили. Да что там! Вы бы мне даже не поверили. Вот и пришлось самому. Но в той деревне к моему приходу никого не оказалось. Зато я там познакомился с Томом…
— Каким еще Томом? — Дамблдор выглядел напуганным.
— Волшебник один. Оказалось, что он иногда с этим гадом пересекается. Он и помог мне его поймать.
— А как фамилия у Тома? Как он выглядел?
— Фамилию я не спрашивал. А выглядит… Лет тридцать пять на вид, стройный, подтянутый, глаза карие, волосы темные, довольно высокий. Ничего особенно примечательного я не заметил. Но метки точно нет. Я ему даже рукав «случайно» чаем залил, чтоб проверить.
— Гарри, Гарри… Не у всех пожирателей есть метки. Он мог тебя сдать тогда и, возможно, еще попытается.
— Ну, это вряд ли. Мы общались все это время и встречались у него дома последнюю неделю. Он знал, что я удрал тайком и никому не сказал, где меня искать. И не сдал никому. Наоборот, вошел в положение, помог, поддержал.
— Ты хоть понимаешь, как ты рисковал? Это было чрезвычайно глупо! — Снейп не удержался и тихо фыркнул. Видимо, этот спектакль его изрядно повеселил.
— Победителей не судят, профессор! Я не пострадал, предателя нашел. Виноватым себя не считаю.
— Все с тобой ясно… — устало вздохнул директор. — А где ты жил все это время?
— В одном маленьком, но уютном домике, который принадлежит Поттерам.
— Ты мне его покажешь. Я должен знать, где искать тебя в следующий раз и убедиться, что ты там в безопасности.
— И не подумаю! Это теперь мое убежище. Защита там стоит кровная, так что никто меня там не найдет. Кстати, на каникулы я отправлюсь туда.
— Но, Гарри… — встрял Сириус. — Разве ты не приедешь ко мне? Меня оправдают и ты можешь вообще ко мне переехать.
— К тебе я в гости ходить буду. Там камин подключенный есть. И Рождество с тобой встречу. Но жить буду там. Мне Род скоро принимать, нужно многое изучить, подготовиться. А у тебя я не смогу спокойно посидеть и почитать.
— Ты не о том думаешь, Гарри! — озабоченно встрял Дамблдор. — Назревает война, ты должен…
— Вот когда война наступит. По-настоящему, а не на ваших словах, тогда и буду думать, что делать. И вообще, у нас что, аврорат расформировывать собрались? Или все взрослые волшебники вдруг исчезли? Почему меня это должно волновать?
— Ладно… Сейчас не время, но мы вернемся к этому разговору. Можешь вернуться в башню.
— Хорошо, спасибо.
В башне его ждала умирающая от любопытства толпа гриффиндорцев. Пришлось исполнять обещание и отвечать на вопросы. Где был? Что делал? Почему ушел? И еще много «что», «где», «как» и «почему». Получалась весьма героичная и безбашенная история. Все в духе Гриффиндора. Кое-как отбившись, Гарри увел Рона и Гермиону в Выручай-комнату. Уже там, наедине с друзьями он рассказал почти правду. Про договор с Волдемортом промолчал, про Снейпа тоже, но в остальном… Он рассказал про все. И про наследие (даже артефакт снял), и про горное шале, и про наследство. Открываться друзьям он не боялся, тем более они были парой. Рон — альфа, а Гермиона — его омега, что редкость среди маглорожденных.
Сначала новости вызвали у гриффиндорцев шок, но потом… Рон с чувством выругался, но радостно улыбнулся, пообещав оторвать голову и еще чего ненужного тому, кто его посмеет обидеть. Гермиона сначала улыбалась, благодарила за доверие и тискала, как плюшевого мишку, а потом пообещала просветить своего недалекого друга по поводу его наследия. Рон только сочувственно покачал головой. Лекции Гарри точно не избежать. Ушли в башню они только после Непреложного Обета Рона и Гермионы и обещания Гарри показать его убежище при первой же возможности.
Лежа в кровати и задернув полог, Гарри достал тетрадь с Протеевыми чарами.
— «Северус, ты не занят?»
— «Не очень. Как поговорили?»
— «Хорошо. Однокурсники с радостью выслушали героическую историю о поимке Петтигрю. Рон и Гермиона рады, что я не стал от них скрывать личные подробности. Про тебя и про Тома пока что ничего не говорил.»
— «Кто б сомневался… Ты все-таки подготовь друзей. С тетрадкой на глаза им попадись что ли. А то придется мне потом тебя из Мунго вытаскивать. Ведь не поверят же.»
— «А то я не знаю. Ты, кстати будь осторожнее. Рон обещал тому, кто меня обидит, голову и все лишнее оторвать.»
— «Тоже мне защитник. Со мной ему не справиться.»
— «Но он может попытаться. А я не хочу, чтоб ты моего друга калечил.»
— «Я младенцев не обижаю, не переживай.»
— «Будем считать, что я тебе поверил. Что там директор говорит?»
— «Приказал всем следить за тобой в оба. Мне в особенности. Так что готовься к отработкам. И вообще, попробуй только запустить учебу. Мне неуч в мужьях не нужен.»
— «Я должен начать бояться?»
— «Конечно. Иначе я тебя накажу.»
— «Как накажешь?»
— «А ты попробуй учиться, как раньше, и узнаешь.»
— «Посмотрим… Ладно, спокойной ночи. Устал я чего-то…»
— «Спокойной ночи, малыш. И не шали там.»
— «Ну, это как получится… если что шалить к тебе приду!»
Пакостливо улыбнувшись, Гарри закрыл тетрадь.
0
0

Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net