Экстази — Deus Rex

Рейтинг:NC-17
Размер:Мини
Описание: Альфа + сын босса

Утро субботы.
Весна. Солнце сквозь жалюзи, птичий ор, цветущие яблони.
Джейк, потянувшись, хрустнув пальцами, поднялся из кресла, обошел стол, уперся в его край руками и внимательно посмотрел на сидящего напротив омегу. Невысокий, худощавый, серьезный. Почти ребенок, — семнадцать всего — но скулы острые, без детской щекастости, на виске и на шее рядом с кадыком одинаковые родинки.
— Отец сказал, что я могу практиковаться в отделе разработки.
Джейк склонил голову набок, скользнул взглядом по красивым, но поджатым губам, встретился с глазами — светло-карими. Надо же, какие пушистые ресницы.
— Лучше в отделе графического дизайна, там интереснее, — сказал он.
Перед ним, сдвинув колени и уложив на них руки, сидел сын владельца компании «Эвеста», занимавшейся разработкой и созданием компьютерных игр, а также модов для уже существующих. Томас. Единственный наследник корпорации, хрупкий с виду несовершеннолетний омега.
Это было в прошлом месяце. С тех пор, отдав его на попечение отделу дизайна, Джейк часто пересекался с ним в коридорах, а еще чаще — на собраниях, где Томас постепенно входил в курс дела. Судя по отзывам, которые неизбежно оставляли Джейку как исполнительному директору, омега показывал отличные результаты.
— Вы просили усовершенствовать броню нежити, — произнес Томас, входя в его кабинет и опуская на стол чертежи. — Смотрите, по-моему неплохо! Вот тут и тут изменили угол наклона, здесь толщину и отражение текстур…
Отражение текстур Джейка совершенно не впечатляло, он смотрел на ямочку между ключицами в вороте белой рубашки, почти слышал, как стучит кровь в артерии выше и не понимал, почему его так припаяло взглядом. Потом, когда Томас вдруг замолк, поднял глаза. Судя по алеющим скулам и дрогнувшим ресницам, столь пристальное разглядывание не осталось незамеченным.
— А локации, что просил, переделали? — спросил Джейк.
— Да, кажется, да, — Томас отшатнулся, потер морщинку на переносице и взмахнул рукой. — Там, чуть ниже, есть…
Ветер, ворвавшись в открытое окно, колыхнул жалюзи. Томас переступил с ноги на ногу, нервно потер пальцами запястье. Джейк, поблагодарив, отпустил его. Вот и почему все теряются в его присутствии? Разве только во внешности дело? Конечно, ему не раз говорили, что лицо стоит делать попроще — такие льдышки, как Джейк, у всех вызывали желание трахнуться, разморозить-отогреть его тело, а вот долго с ним оставаться не мог никто. Слишком напряженным становилось молчание, которое он считал своей зоной комфорта. Вот и этот малыш — туда же. Явно боится.
Переложив листы, Джейк увидел на полях одного из них нарисованное карандашом сердечко, хмыкнул и обвел пальцем.

Томас, шагая в полупустой в этот час отдел, старался унять бешеное сердцебиение, которое начиналось, едва Джейк смотрел на него дольше, чем это было необходимо. В компании других людей тот всегда был предельно сдержан, учтив, улыбался всем одинаково вежливо, а вот наедине его немногословность и серьезность концентрировалась и становилась пугающей. Впрочем, в последнее время Томас ловил на себе взгляды иного рода — более внимательные, но мягкие. Смотреть в синие-синие глаза ему нравилось — цвет притягивал глубиной, и в эту глубину, как в бездну, можно было вглядываться бесконечно. Как ни странно, но до начала этих гляделок Томас себя ощущал вполне уютно в обществе шефа. Да, альфа, конечно, красивый. Но таких немало. Есть и красивее. Наверное. Однако вот так, чтоб до мурашек пробирало, на Томаса никто прежде не смотрел. И Томас… не смотрел.
Но где Джейк и где он? Джейку почти тридцать, если не за тридцать. А Томас хоть и в выпускном классе, но и на свои семнадцать не выглядит. Малолетка, одним словом. Да и не об альфах ему думать надо, а об поступлении в университет.
Тряхнув головой, будто это могло помочь вытряхнуть мысли, Томас вернулся к открытому на графическом планшете проекту.

Яблони отцвели, когда ворвавшийся в окно ветер отчетливо запах сразу сотнями оттенков: цветы, дым, сигареты, нагретый металл, асфальтовая пыль, перья, краска, сигареты… Джейк поднял голову, осмотрел всех сидящих за длинным столом. Показывали презентацию.
— Извините, должен вас покинуть, — сказал он поспешно, поднявшись.
Поймал на себе несколько обеспокоенных взоров — и черт с ними. В собственном кабинете он стащил через голову галстук, швырнул в ящик стола, оттуда же вытащил упаковку обезболивающего. В висках стучало.
— Дерьмо! — прорычал он, заглатывая сразу несколько капсул, насухо.
Гон ему приходилось переживать пару раз за свою жизнь, и он с удовольствием отработал бы полгода без выходных, если бы стоял выбор — работа или… это. Подростком он пробовал экстази, и его состояние в эти минуты приравнивалось к беспощадной обдолбанности. Колотящееся сердце, спазмы в животе, повышение температуры тела, тремор, повышенное потоотделение. Запахи и звуки давили, но вызывали желание нырнуть с головой в эту смесь и остаться там как можно дольше.
Выходить сейчас никак нельзя — распугает своим видом половину офиса. Дождаться вечера. Позднего вечера. И тогда уйти. Но не сейчас.
А по пути домой вызвать шлюх. Сразу несколько. На всю ночь.
Джейк, обхватив себя руками за плечи, уперся лбом в стол. Его трясло.

После собрания Томас еще долго сидел в кабинете — доделывал эскиз доспехов.
— Ты уходить не собираешься? — поинтересовался Вик, один из его старших товарищей по команде.
— Собираюсь. Доделаю только.
В итоге, закончив и глянув на часы, Томас присвистнул. Собрал мелкую ерунду в виде блокнотов и ручек в рюкзак, подхватил кожанку со стула и направился к лифту. Двери как раз закрывались, когда он, добежав, успел сунуть между ними носок ботинка.
— Успел! — воскликнул он радостно стоящему напротив Джейку. — Вы тоже поздно сегодня!
Только теперь он понял, что с шефом что-то не то — слишком бледным тот был. И пах… странно. Слишком интенсивно пах альфой. Но до конца эту мысль Томас додумать не успел — лифт, дернувшись, замер, и свет погас с низким гудением.
— Что это? — прошептал Томас.
— Перебои в системе. Так было уже на прошлой неделе. Сейчас пошлю запрос ремонтникам, — вздохнул Джейк тяжело, доставая телефон.
— А… — Томас взглянул на неактивную панель с кнопкой вызова диспетчера. — А, она тоже не работает…
Джейк, набрав сообщение, отослал его и опустился на пол. Экран погас, и оба они оказались в темноте, которая пахла исключительно Джейком, и от этого у Томаса начинала кружиться голова. Расстегнув пуговицу у ворота, он тоже сел на пол и вытянул ноги.
— Почему вы не позвонили? — заметил он.
— Связь сбоит. Шахта. Даже сообщения не сразу отправились.
— И долго нам тут сидеть?
— Минут сорок. Возможно больше. Час поздний, оперативно не получится… Боже, за что!
Томас вздрогнул, услышав, как Джейк стукнулся затылком о стенку.
— Вы куда-то опаздывали? — спросил он.
— Да. Но в любом случае я уже не успел.
Прозвучало это донельзя пугающе. Томасу почему-то показалось, что он обречен, как запертая с тигром индейка. Спустя пару минут молчания в темноте, он понял, почему: рука Джейка нашла его ногу, скользнула выше по бедру и переместилась на живот. Томас шумно втянул носом воздух, накрыл ее своей рукой и сжал.
— Дай мне по морде, — сказал совсем рядом Джейк, и Томас почувствовал его дыхание у себя на шее.
— Это ведь не поможет, — произнес он. — Вы ведь… Вы ни о чем другом сейчас не можете думать, верно?
— Ни о чем, маленький.
— Тогда я не стану сопротивляться. Вас это только разозлит.
Он повернул голову, наощупь провел пальцами по губам Джейка, а затем качнулся вперед и прижался своими губами. Джейк, перестав дышать на секунды, привлек его к себе за талию и усадил на колени. Томас был тоже не в себе, его качало на жарких волнах возбуждения, когда руки Джейка, рванув его рубашку, спустили ее до пояса.
— Господи, — только и сказал Томас, цепляясь за плечи альфы холодными от волнения пальцами.
Джейк целовал его, казалось, везде одновременно: шею, ключицы, грудь, соски… Их еще и прикусил поочередно, отчего его выломало в пояснице, а затем размазало в предоргазменной эйфории. Он, ерзая на каменном стояке задницей, не мог иначе, и сначала не сообразил, зачем Джейк поднялся, ставя его на ноги тоже. Джинсы с него вместе с бельем стащили ровно до колен, лицом к стене он повернулся сам, и прикусил губу почти до крови, стоило ощутить между ног пальцы Джейка.
— Вот как тебя не хотеть, скажи? — проговорил Джейк, сглотнув.
Рука, мокрая и липкая, опустилась на бедро, Томас ощутил свой собственный запах — смазки, которой было достаточно для того, чтобы член альфы вошел в него с первого раза безболезненно. Томас уперся лбом в стенку, прилип к ней вспотевшими ладонями. Джейк коснулся губами шеи, толкнулся глубже, до упора. Почти вышел, и снова подал бедрами вперед. Томас, всхлипнув, повернул голову и прижался к стенке щекой, и стоял так все то время, пока о его задницу шлепало. Громко и пошло, как в порнухе, которую он смотрел время от времени. Весь процесс не занял и десяти минут, и этажом выше уже слышался шум проверяемых ремонтниками механизмов и тросов-подъемников, когда Джейк, кончив внутрь и переждав, пока спадет узел, быстро натянул на него джинсы.
— Ты же поедешь со мной? — шепнул он в темноте, и Томас ответил также шепотом:
— Поеду.

Как они ехали до квартиры, а затем входили в нее, Джейк так и не вспомнил. Разум включился ненадолго, когда он раздевал в своей спальне Томаса, а затем снова погас, превратив его в безвольное животное, которое вжимало в матрас хрупкое тело недавнего подростка.
— Джейк, ты… Я…
— Что, мой маленький?
Томас захлебывался стонами, царапал его спину, сжимал коленями бока. Это было сразу после приезда. Чуть позже, спустя пару часов беспокойного сна, он поскуливал в подушку, насаживаясь на член альфы уже по собственной инициативе. Скулил, пачкал спермой шелковую простынь, а затем лежал, с трудом дыша, пока Джейк целовал его плечи.
Утром омега, усевшись на кровати, поморщился и осторожно поерзал, наверное, прислушиваясь к ощущениям. Хмыкнув, Джейк, которому больше так заснуть и не удалось, вновь опрокинул его на постель, присасываясь к ямочке в паху. Отодвинулся, сполна налюбовался ярким засосом и вскинул голову.
— Не смотри на меня! — смущенно заулыбался Томас, закрывая лицо ладонями. — Я такой страшный с утра!
— Милый, — возразил Джейк. — Ты очень милый с утра.
Отпустило его к вечеру. Настолько, что Джейк, приняв душ, вошел в спальню, глянул на спящего в его кровати обнаженного омегу и неверяще заморгал. Неужели это все случилось на самом деле?
Он сел рядом. Долго всматривался в черты лица спящего, неловким движением завел за маленькое ухо упавшую на щеку прядь. Потом наклонился и чмокнул в лоб.
— Как покойника, — сказал вдруг Томас.
— Ты спал, мне казалось, — улыбнулся Джейк.
— Я и спал, — Томас привстал на локтях, тряхнул головой, затем снова плюхнулся на живот и потянулся всем телом — красиво, соблазнительно, вкусно.
Джейк сглотнул, протянул руку и провел от лопаток до ягодицы. Сжал, погладил, снова сжал. Томас, наблюдая за ним сквозь падающие на глаза волосы, тихонько выдохнул.
— Останешься у меня? — спросил Джейк, разом охрипнув.
— На сколько дней? — произнес Томас. — Я бы не хотел привыкать к тебе.
Джейк закрыл глаза — он ожидал такого ответа, но надеялся на другой.
— Почему? — спросил он все равно.
— Потому что… Нельзя. Ты ведь не собираешься со мной…
— Знаешь что, — прервал его Джейк неожиданно даже для себя. — Дай мне привыкнуть к тебе. Хорошо? Просто позволь.
Томас, улыбнувшись сначала недоверчиво, а затем — смелее, придвинулся ближе и осторожно, почти невинно, поцеловал его в губы. Джейк, сжав в ладонях его лицо, привлек вновь. Так уж получалось, что к поцелуям этого омеги он умудрился привыкнуть за одну ночь. Надо же, а раньше он считал, что экстази зависимость не вызывают.
Источник:на фикбукена фикбуке


  • Mikel:

    Marvelous, what a web site it is! This blog gives
    valuable facts to us, keep it up.

  • Millard:

    Hi there! This is my first visit to your blog!
    We are a group of volunteers and starting a new project in a community in the
    same niche. Your blog provided us valuable information to work on. You have done a marvellous job!

  • Аноним:

    My english is bad..

Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net