Черное племя-Дмитрий Крамер

Часть 25. Взросление

Когда Арен зашел в шатер к Феофилу и Энджи, оба были уже одеты. Лекарь возился с травами, а Энджи вырезал очередную фигурку. Супруги о чем-то беседовали, и о прошедшем конфликте напоминали только разбитые губы омеги, на что обратил внимание Арен.
— Я могу поздравить молодую чету с окончанием медового месяца? — вождь зашел, не церемонясь и сел между ними.
— Что еще услышишь от начинающего вдовца, — Энджи, не отвлекаясь, продолжал вырезать фигурку.
— Еще раз такое скажешь, и вдовцом станет Феофил, — Арен гневно сверкнул глазами в сторону омеги, который был спокоен, как дохлый лев.
— Ты последний человек, которого следует бояться в нашем племени. И если бы не твоя феноменальная схожесть с Беоном, я бы решил, что тебя нагуляли… — Энджи поднял глаза на вождя и мило улыбнулся. Арен тут же вспыхнул и, глядя на насторожившегося Феофила, гневно произнес.
— Ты мало его бил, надо еще…
— Знаешь, Арен, — лекарь поднялся и поставил шкатулку с травами на место, — Памятуя о твоем опыте семейной жизни, мало найдется дураков, кто будет слушать твои советы.
— Спасибо, — вождь скривился и отвел глаза в сторону.
— Пожалуйста, — Феофил вернулся на место, — А ты чего зашел-то? По делу или как всегда?
— В этом шатре уважение ко мне, вижу, потеряно, — Арен смотрел на супругов, которые каждый занимался своим делом, не испытывая особенного трепета к вождю.
— Скажу тебе по секрету, — Энджи отложил готовую фигурку и взял новый брусочек, — В любом другом шатре к тебе отнесутся также, как и здесь. И вообще, если бы я родился альфой, то давно бы попытался тебя потеснить. Ты не вождь, а посмешище.
Арен почувствовал, как его спина покрывается холодным потом. Слышать такое было ужасно… Альфа уже не злился на Энджи, понимая, что омега редко позволял себе говорить столь жуткие и опасные вещи, лишь тогда, когда уже нельзя было молчать. Плохой признак.
— И что мне делать? — невольно вырвалось у Арена.
— Ты у меня спрашиваешь? — Энджи хмыкнул, — Ну во-первых, соберись, наконец. Хватит ходить по лесу и плакать. Или что ты там делаешь? — Энджи показал неприличный жест, имитирующий мастурбацию, — Во-вторых, научись думать. Выключи эмоции. А то такими темпами мы все уверенно катимся вниз. В-третьих, засунь свое самомнение туда, где побывал кулак моего мужа при весьма драматичных обстоятельствах зачатия твоих несчастных детей.
— Почему несчастных? — на автомате спросил Арен, хотя, кажется, и сам знал ответ на этот вопрос.
— Потому что ты их отец. Неужели не ясно?
— Ясно… — вождь встал и прошелся по шатру, — Я понимаю, глупо звучит… Но мне больше не с кем посоветоваться, как с вами. Я не хочу, чтобы Кайлин умер. Я люблю его…
— Вовремя, — Феофил внимательно смотрел на осунувшегося вождя, — Он проклял себя, это нужно идти к шаману. И не к черному, не к нашему. А к белому или красному, какой там в их племени?
— Красный, — выдавил из себя Арен.
— Красный… — эхом повторил Феофил, — вот только представь на секунду реакцию Михаэля и его сыновей-альф, когда они узнают цель твоего визита. Что ты им скажешь? Здравствуйте, дорогой тесть, я унижал и насиловал вашего сына, который находился в положении, и очень преуспел в этом. В итоге он попытался покончить с собой, узнав, что я планировал его убить со своим любовником, а когда я всё-таки успел его оттащить от пропасти, в которую он хотел прыгнуть, Кайлин проклял себя вместе с будущим потомством, поэтому когда волчата родятся, он умрет. Вы не знаете, что можно сделать при такой ситуации?
— Нет, ну волчат он не проклял, хотя, — Энджи задумался, — Он начал это делать, когда мы прибежали.
Арен кусал губы, понимая, что это тупик. Между тем Феофил продолжил.
— Как ты думаешь, что тебе ответит Михаэль?
— Убьет меня. Будет долго пытать и убьет, — вождь кусал губы.
— Значит, этот план не подходит, — Феофил пожал плечами.
— Нет, — Арен посмотрел на лекаря, — Подходит. Я поеду к нему…
— Зачем?
— Я не хочу, чтобы Кайлин умер, — Арен опустил глаза, — А если я умру, ничего. Всё равно он разлюбил меня. Никому не будет больно.
— Ты что, серьезно? — Феофил и Энджи уставились на вождя, — А кто будет управлять племенем, если ты погибнешь? — лекарь недовольно покачал головой.
— Ты… — вождь пожал плечами, — Тебя уважают, ты умный, сильный, опытный, честный. И Энджи умный. А Михаэль, если убьет меня, войну не начнет по новой, потому что Кайлин беременный от меня, представителя Черного племени.
— А если твоя жертва окажется напрасной? — Феофил уже с тоской смотрел на вождя, отмечая про себя, что, в общем, Арен не безнадежен, — Если Кайлин умрет?
— Нет… Он хочет умереть, чтобы исправить ошибку — брак со мной. А если меня не будет, то не будет и этой ошибки, да и мстить будет некому…
— Хороший план, — Энджи поднялся и начал ходить, размышляя, — Я сейчас отброшу эмоции, просто предупреждаю, чтобы ты, Арен, не думал, что я хочу твоей смерти. Есть недостаток у этого плана… Кайлин еще не насладился местью. Пока ты не начнешь, извини, землю жрать, пока не пройдешь всё до конца, даже не думай. В твоем случае умереть недостаточно. Если только, конечно, тебя не будут больно пытать на глазах у Кайлина, да и то… Еще прошло мало времени, он должен хоть немного успокоиться.
— Знаешь, а я сегодня видел, как он улыбнулся, когда собирал цветы, — Арен и сам не заметил, как заулыбался сам, вспоминая об этом, — Он не знал, что его кто-то видит… Но это было совсем недолго. Он оттаивает.
— То есть, тебе не терпится съездить к Михаэлю, — Энджи вздохнул.
— Да… Я не могу думать о том, что он умрет. Я не могу, — Арен развел руками.
Феофил и Энджи переглянулись.
— Арен, подожди, — лекарь откашлялся, понимая, что вождь настроен серьезно, — Кайлин находится на четвертом месяце. То есть у нас есть еще семь месяцев, чтобы придумать альтернативный вариант. Может, нам удастся его уговорить, ну или… Мало ли, что может еще произойти? Съездить к Михаэлю ты успеешь.
— Ну что мы можем придумать? — Арен сел напротив лекаря.
— Еще не знаю, но если ничего не поменяется, то да, поедешь в Белое племя в ноябре, покаешься. А пока что… Особенно если тебе придется покинуть нас, наведи порядок у себя. Ты хоть знаешь, чем тут оборотни заняты?
— Чем?
— Чем… — Феофил ухмыльнулся, — Берут с тебя пример, изводят своих беременных омежек.
— Кто? — Арен пропустил колкость мимо ушей.
— Да есть тут один, я уже второй раз за две недели хожу к его беременному Рональду, у которого восьмой месяц, а его благоверный избивает до синяков.
— А как зовут этого альфу?
— Ты не знаешь… — Феофил вздохнул, — Арен, интересуйся племенем, хотя бы иногда! Хоть чуть-чуть. Тебе не стыдно? Сехелис он. Живет с южной стороны от стены. Он сегодня снова избил Рональда, да так, что тот потерял сознание. А у него двое волчат в животе.
— Зачем он его бьет? — Арен внимательно слушал лекаря, размышляя, как быть с Сехелисом.
— А зачем ты Кайлина бил? — Феофил с издевкой посмотрел на вождя.
— А ты зачем Энджи?
— Неужели в этот благословенный миг вы оба поймете, какие вы уроды? — омега почти с нежностью улыбнулся обоим альфам.
— Так, младшим тут слова не давали, — Феофил обхватил за талию Энджи и повалил на постель, целуя, — Твое место в койке.
— Если место таких, как я, будет только в койке, наше племя пойдет по миру просить подаяние и убежище, — Энджи укусил мужа за губу, хихикая.
— И за что я только тебя терплю… — Феофил тут же переключился на Энджи, целуя его за шею.
— Ну, я пошел, — Арен недовольно вздохнул и направился к выходу из шатра.
— Ага, иди, займись делом, — крикнул вслед Энджи, и в ту же секунду Феофил запечатал его губы страстным поцелуем.

2
0

Оставить отзыв Комментарии с адресами сайтов опубликованы не будут
Statok.net